Mikaela Hyakuya






Вертолёты - отличная штука, говорит себе Лакус. Куда лучше, передвигаясь по небу, видеть как можно больше территорий вокруг, да и скорость у него значительно выше, чем у собственных двух ног. Неоспоримое преимущество перед пешими прогулками. читать дальше
Вверх страницы
Вниз страницы

Owari no Seraph RPG

Объявление



27.07.2015 Форум закрыт. Подробности здесь.

20.07.2015 ПРОВОДИТСЯ ПЕРЕКЛИЧКА. С подробностями можно ознакомиться в соответствующей теме.

19.07.2015 ВНИМАНИЕ! Читать всем! Произошло обновление административного состава.

21.06.2015. ВНИМАНИЕ! Изменены правила форума. Подробности здесь.

26.06.2015. Открыто голосование за лучшего игрока месяца. Приглашаем всех поучаствовать!

01.06.2015. Закончено голосование за игрока месяца и пост месяца! С результатами можно ознакомиться в этой теме.

29.05.2015. Для желающих играть на форуме открыта новая акция.

26.05.2015. Открыто голосование за лучшего игрока месяца. Приглашаем всех поучаствовать!

10.05.2015. Внимание! Была изменена хронология игры, пожалуйста, ознакомьтесь с ней снова.

05.05.2015. Открыта первая линейка квестов, подробности можно посмотреть здесь.

01.05.2015. Наш форум официально открыт. Идет активный набор игроков.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Owari no Seraph RPG » Альтернатива » AU. Moonlight


AU. Moonlight

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://sg.uploads.ru/frFvo.png
Краткое описание:

Этот лунный свет управляет моей жизнью. Я не умею раскаиваться, потому что не знаю в чем моя вина. Просто оказалось, что в этом мире невозможно никому доверять, и в связи с этим, кто говорит о том, что можно научиться этому. Возможно просто сделать всего лишь шаг и обернуться, и возможно один выбор может полностью изменить чью-то жизнь.

В этом мире нельзя никому доверять, и твоей жизнью управляет лишь лунный свет, так поступи так, как не поступил бы никогда в жизни. Потому что тебе впервые в жизни нечего терять. Хотя ты и не веришь в то жизнь уже изменится, но иногда для этого нужно сделать всего лишь шаг.
И пусть на этот раз лунный свет направляет тебя. Возможно он знает, что ты сделаешь верный выбор. Ведь каждый стоит второго шанса...

Место: разрушенная Япония после Апокалипсиса
Дата: февраль 2013
Участники:  Ferid Bathory, Mikaela Hyakuya

0

2

Здесь птицы не поют
деревья не растут
и только мы одни…
уходим в небо тут.(с)

Сангвинем. Крайне мрачный подземный город, окутанный собственными тайнами, и на редкость мрачной аурой. Здесь, среди холодного облицованного камня и неяркого света фонарей всегда чувствовался этот запах. К нему можно привыкнуть, но тем, кто впервые оказался в городе он может показаться слишком резким. Он отдает железом и буквально рассеян в воздухе. Так пахнет вампирская трапеза. Но за несколько последних дней этот запах стал ощущаться гораздо сильнее, чем прежде…
Зубы сжались до боли так, что она отдалась даже в клыках и те с необычайной легкостью прокололи нижнюю губу, опьянив воздух еще одной порцией крови. Шаг вперед и два назад, с резким свистом клинок, направленный магией крови отсек головы двум вампирам. Стук каблуков, прыжок и я оказался рядом с Эшфордом раньше, чем его противник. Я уже выдохся, и мне не хватает какой-то доли секунды, чтобы успеть отвести чужой клинок. Темная коса легла на мою белую пелерину, обагрив ее кровью. Такие яркие и контрастные тона – наверняка слишком завораживающее зрелище для простого обывателя.
-Прости, Ферид… - Хриплый вдох, пропитанный кровью, так, что я ее ощущаю всем нутром, начиная от кончиков ушей. Кроули держался на последнем издыхании, и его губы исказила усмешка. Последний вдох  и характерная усмешка, которая уже навсегда застыла на губах. Тяжелый дух смерти витал в воздухе, когда я сделал всего лишь шаг, и к моим ногам упало обезглавленное тело.  Капли крови осели на лице, и я буквально почувствовал, как густая вампирская кровь по каплям скатилась по коже. Пару секунд я неотрывно смотрел в алые застекленевшие глаза и медленно перевел взгляд на спутавшиеся, испачканные в крови рыжие волосы. Они почти одного цвета с глазами и только кровь темнее этого цвета на несколько тонов. Усмехнусь в ответ. Натянуто, болезненно и очень жестко. Наверное, это и есть та самая злость на грани отчаяния.
-До встречи, Кроули… - В голосе не было сожалений, обиды злости, даже веселых нот. Со стороны может показаться, что мне было безразлично. Проигрыш – слишком болезненный – для того, чтобы его признавать. И все же… Белое одеяние перемазано кровью - моей и чужой, а под ногами валяются, тупы тех, кто осмелился выступить со мной против королевы Японии. Черный обрел все оттенки темного багрянца, а ткань промокла насквозь и уже прилипла к коже. Медленно обхожу тела Эшфорда и его помощниц. Каблуки запутались в ткани платья Чесс, а из горла Хорн еще хлестала фонтанами кровь, заливая ее кипельно-белый наряд и сарафан ее товарки. Мерзость то какая. Почти вся городская стража – их выдает фирменный цвет плащей и несколько аристократов. Лакус, Рене, Мелани – я знал каждого из них, когда принимал на службу.
Доверять кому-то плохая идея, да, Ферид?.. Но если не убраться из города сейчас, то меня, возможно, ожидает участь еще более худшая, чем их всех вместе взятая. Уж я то знал, на что способна бывает Крул Цепеш в ярости. А в том, что она пребывала в ярости – сомневаться не приходилось. Она пустит по моим следам поиски – значит, придется выбираться в Наземный город, до тех пор, пока все не уляжется. Там эти твари не посмеют действовать в открытую. Слишком многое было поставлено на карту ради смерти одного мерзкого и достаточно жалкого вампира. Но тем, у кого ничего нет – нечего терять, не так ли, Ферид Батори?..

Глухая тишина,
холодный воздух и
расходятся круги.(с)

Наземный город после Апокалипсиса будто бы вымер. На первый взгляд кажется что в нем нет жизни – до того хмурым и неприветливым он выглядит. И шикарный особняк придется променять  на свалку из строительных материалов, окруженных искрящими проводами. Меня точно будут искать – искать для того, чтобы казнить. И о, казнь моя будет сопровождаться пытками и будет очень жестока. Не думаю, что Крул ведает жалость к своим заклятым врагам. Но стоит перебраться с окраин города, ближе к центру – чем скорее, тем лучше. Там уже наверняка будет более жесткий контроль со стороны Имперской Армии, и еще неизвестно что хуже. Выход есть всегда – даже если он находится в лапах другого зверя. Но выбирать особо не приходилось. Для начала все равно стоило найти себе временное пристанище и людей, которые сгодятся для трапезы. Не факт, что после этого они останутся живы, потому придется вести себя осторожно, чтобы иной раз не попасться армии на глаза.
Для этого мне требовалась хотя бы минимальная маскировка. Скрыть клыки и глаза было невозможно, но от окровавленной белой пелерины и изрезанного сюртука пришлось избавиться. Я остался всего лишь в одной рубанке, на которой не было заметно крови, и плотно замотал окровавленный клинок в пелерину, чтобы не запугать новых знакомых. Лезвие было еще теплым, от выпитой крови и слегка отливало розовым цветом. Волосы пришлось распустить, чтобы скрыть острые уши. И так я стал походить на обычного человека, а не вампира, который только что с немалым трудом вырвался из подземной столицы. Конечно, походить я стал издали, но на первое время этого должно было быть достаточно.
На этот раз удача мне улыбнулась. Мне удалось выследить молодую пару, которая возвращалась с одного из складов магазинов.  Я шел за ними неслышно, по пятам, прячась за покинутыми машинами и обломками зданий. На улице следовало вести себя крайне осторожно. След из трупов мог вполне вывести на меня. В приподнятом настроении я следовал за парочкой. Неужели мне наконец-то стало везти? Или это еще одно испытание, которое выпало мне на долю?
Через некоторое время, я стоял возле их двери, и поначалу даже решил проявить вежливость – я постучался, и не называя ни своих целей визита, ни своего имени, попросился зайти. Природа наделила меня природной красотой и обаянием, и даже заварушка с Крул, в которой погибли все мои сторонники, не могла скрыть этого, и моей открытой и дружелюбной улыбки.
Но люди сразу почувствовали неладное и сразу бросились запирать дверь обратно. Было уже слишком поздно, моя нога успела зайти за порог. Оттолкнув достаточно бесцеремонно от себя хозяина квартиры и заперев дверь, чтобы никто не услышал их криков, я приступил к трапезе. Я был слишком голоден, чтобы обращать внимание на мелочи. Проворно подскочив к хозяину дома, я впился клыками ему в шею. Горячая кровь разлилась по жилам и медленно возвращала ослабевшего меня к жизни. Через несколько секунд уже полностью обескровленный труп уже лежал у моих ног, а я разрабатывал пальцы на онемевшей руке. Затем та же участь  настигла и его жену. О, вот ее крики наверняка были слышны по всему дому. А как она брыкалась. Она даже пыталась отбиться от меня сковородкой, что ей, конечно же, не удалось. Да и после Крул Цепеш, мне больше не стоило бояться женщин. Когда ее сердце перестало биться, а истеричные крики смолкли, я решил для начала осмотреть квартиру, прежде чем покидать ее. В частности мне бы пригодилась одежда этого парня, которая не была так заляпана кровью, как моя собственная. И только мне удалось сделать шаг, когда я вновь подумал о том, что удача улыбается мне.
-Какой милашка! – Невольно вырвался возглас восхищения. На самом деле я всегда любил маленьких детей. Они казались мне самыми милыми существами на свете, а их кровь была намного вкуснее, чем у взрослых. А эти прекрасные крики… А эти большие глаза полные горячих слез, что ты ощущаешь собственной кожей, что особенно приятно, когда ты не умеешь плакать и не обладаешь эмоциями вовсе.
Передо мной стоял мальчик. На вид ему было лет семь или восемь не больше. Наверное, с первых мгновений меня покорила эта ангельская внешность. Эти огромные ясные прозрачные голубые глаза смотрели на меня безо всякого страха. Может быть, он не слышал душераздирающих криков его матери или ругани его отца, когда тот не хотел пускать меня в дом. Свидетели здесь мне были не нужны, и потому я сделал несколько шагов к мальчишке, опускаясь перед ним на колени, отгибая ворот его одежды, пальцем проводя по шее, неотрывно следя за реакцией. Кожа мальчишки была нежной теплой и шелковистой, а от ласковых прикосновений он прикрыл глаза, явно ими наслаждаясь. Я же убил твоих родителей… Почему?
Разрывая клыками нежнейшую кожу, я обнял его и прижал ребенка к себе. Я чувствовал его пульс, а длинные уши улавливали учащающийся стук сердца. Что в тебе такого особенного, ангел мой?

0

3

Внимание Мики привлекли голоса родителей, и третий, бархатный, мужской, и совершенно незнакомый. Мальчик поднялся было, оставляя и без того не сильно надёжное укрытие пледа, под которым прятался до этого, но быстро передумал выходить в соседнюю комнату, - ругань отца говорила ему о том, что, появись он сейчас в комнате, - он станет первым кандидатом на хорошую взбучку.
Резкий хлопок двери возвестил о том, что непрошенного гостя выставили за дверь, и Мике пора возвращаться под свой плед, - ничего хорошего настроение отца не предвещало.
Впрочем, уже через несколько секунд мальчик понял, что происходит что-то неординарное. Резкие вскрики матери перемежались со звуками борьбы, а в нос ударил неприятный запах с металлическим оттенком, предупредив Мику о том, что их дом посетил вампир.
А значит, - конец. Конец той жизни, пусть далеко не сладкой, которой он жил.
Пусть Апокалипсис и круто переменил жизнь Мики, по крайней мере ту часть, что не относилась к побоям родителей, но он всё ещё был жив, несмотря на то, что периодически после оплеух отца едва мог передвигаться. Они кочевали из дома в дом, редко оседая на одном месте больше месяца, перебиваясь той едой, что находили в заброшенных магазинах и квартирах, собирали небольшую коллекцию домашнего скарба оттуда же, и, пусть и жёсткая и полная лишений и страхов, но это была жизнь.
Вампир в доме же нёс только одно, - смерть.
Впрочем, Мика никогда не боялся смерти. Даже до Апокалипсиса, до того, как из-под земли полезли вампиры, а по городу стали сновать гигантские жуткие твари, он несколько раз побывал в больнице, пребывая на грани, и каждый раз ему казалось, что смерть будет милосердным исходом по сравнению с годами мучений, которые ждали его дома с родителями. И, если до Апокалипсиса он мог позволить себе сбегать из дома, то после мировой катастрофы перед Микой вставал выбор: идти на съедение Всадникам или оставаться с родителями и терпеливо сносить побои.
А сейчас выбора у него не оставалось вовсе. Существо, убивавшее сейчас его родителей явится за ним так или иначе, неотвратимое, как и сама смерть, с которой оно идёт рука об руку. Бежать было бесполезно, - Мика подозревал, хотя никогда не видел их воочию, что вампиры гораздо быстрее людей, а потому он не сможет убежать далеко прежде, чем его настигнут, да и зачем? Одному Мике в городе не выжить, - это мальчик осознавал с пугающей ясностью. Даже если он доберётся до ближайшего людского поселения, его не примут там, - лишние рты при остром недостатке еды никому не нужны. Но это если он дойдёт. Во внешнем мире Мику ждали не только голод и болезни, но и Всадники Апокалипсиса, несущие куда более неприятную смерть, чем вампиры.
При здравом рассуждении выходило, что смерть для Мики будет гораздо более благополучным выходом, чем жизнь в одиночку в мёртвом городе.
Поэтому, когда крики стихли, Мика осторожно вышел из комнаты, успев сделать буквально шаг прежде, чем наткнулся на вампира.
Когда Мика пытался представить себе вампиров, он представлял себе тех существ, о которых читал в книгах и которых показывали в фильмах ужасов, - люди внешне, у них страшно деформировалось лицо, когда они выпускали клыки и представали перед жертвой в своём истинном обличие, они были живыми трупами, не выносившими солнечного света и одетыми в тёмные лохмотья...
Этот вампир не имел ничего общего с описанием популярных источников. Длинные, заострённые уши были похожи на эльфийские, бледная кожа и серебристые, словно нити дождя в лунном свете, волосы тоже вписывались в этот облик. Единственным ярким штрихом были алые, как сама кровь, глаза с вертикальными, как у кошки, зрачками, но даже они не портили холодной красоты мраморной статуи, которой был наделён вампир.
В глазах Мики не было страха, - он смотрел на мужчину с любопытством и не отпрянул, когда тот опустился рядом на пол, а холодная рука коснулась шеи, заставляя мальчика прикрыть глаза, наслаждаясь этой странной лаской. Да, это была смерть, но, по крайней мере, он умрёт быстро, а не от голода в бетонных развалинах и не от побоев. Мике страшно хотелось потрогать заострённое ухо, в котором покачивалась серьга с кроваво-алым, как капля крови, камнем, но он не решался этого сделать.
Вампир склонился к нему и Мика не смог увидеть клыки, зато ощутил их на себе в полной мере. Резкая боль в шее, и одновременно вампир крепко обнял его, прижимая к себе, выдавливая из лёгких мальчика воздух. От боли, впрочем, оказавшейся мимолётной, - вампир не вгонял клыки глубже, не вгрызался в него, а потому боль постепенно убывала, хотя и не оставляла шею совсем, Мика побелел, вцепляясь в одежду вампира руками. Дёргаться не имело смысла, он сделает себе только больнее.
К тому же, объятия вампира в своём роде приятны, думал про себя Мика. Ему было приятно осознавать, что хоть раз в жизни его обняли, - пусть, чтобы убить, пусть, чтобы выпить. Но по крайней мере перед смертью он сможет побыть в чьих-то объятиях хоть раз.
Руки мальчика отпустили пелерину и ответно обняли вампира за шею. Пальцы наткнулись на шелковистые пряди волос и мягко погладили их. Шея окончательно онемела, и боли мальчик больше не чувствовал, а в теле нарастала слабость, которую Мика принял за сонливость.
Из-за спины вампира он мог видеть трупы родителей, распростёртые на полу в неестественных позах, словно поломанные марионетки. Он смотрел на них спокойно и без эмоций, - не видевший никогда ни ласки, ни любви, Мика не был привязан к ним, разве что как к единственному способу выживания, который был теперь утрачен. Поэтому мальчик быстро отвёл взгляд, предпочитая посвятить последние секунды своей жизни разглядыванию вампира. Погладив серебристые волосы, он не смог отказать себе в последней прихоти и всё-таки тронул подрагивающий кончик уха, маячивший прямо перед глазами, поглаживая ему. Мика был до конца готов к тому, что ухо окажется резиновым или накладным, но оно оказалось настоящим, чуть подрагивало от его прикосновений, что забавляло ещё больше. Увлёкшись прикосновениями к уху Мика не заметил, как у него начали подкашиваться колени, успев снова обнять буквально повиснуть на вампире в последний момент, закрывая глаза, когда комната перед глазами начала качаться.
Это была странная жизнь, - подумал Мика. Сначала родители, которые не любят, потом Апокалипсис, Всадники, а затем и вампир, клыки которого положат конец этой странной истории.
Он не мог жаловаться, - мало кому из людей дано прожить такую яркую, пусть и короткую жизнь, похожую на искру, - яркую на фоне окружающего серого мира, но быстро угасающую.

+1

4

Wake up child, I have a story to tell
Once upon a time

https://38.media.tumblr.com/086f50d06437a495864cf52c47c4ed0e/tumblr_nokvgkRGgY1rywml8o6_250.gif

Fear is a choice you embrace

Мы наблюдаем, как этот мир разрушается на наших глазах. Мы наблюдаем, как настоящее меняет прошлое. Мы демиурги. Мы сможем создать свой собственный мир. Кому-то не хватает для этого терпения, кому-то власти, а тем, у кого нет ничего и терять нечего по большому счету. Например, мне. Но я не создаю – я умею лишь разрушать. Неплохое свойство для того, кто считает себя монстром.
Наступают моменты, когда необходимо все бросить, когда опускаются руки. И если в этот момент ты собираешь себя, пусть по кускам, по частям, как угодно. Такие моменты показывают, что ты чего-то стоишь. Чего ты стоишь, мальчик мой? Зачем ты тянешься ко мне? Окстись, такие, как я не стоят нежностей и привязанностей. Мы просто хищники, которые хозяйничают на своей территории. Мы просто берем свое. Мы считаем, что это принадлежит нам по праву. Уверен, ты не можешь похвастать подобным.
Самоуверенно? Да, наверное, именно она меня и погубит. Но очень мало вещей способны отнять ее у меня полностью. Но когда ладошки мальчика обвили шею, я на секунду замер. Хочешь мне доказать, что в этой жизни бывает иначе? Попробуй. Убеди меня. Удиви меня. И возможно перед тем, как мы расстанемся, я сделаю тебе подарок, за который ты будешь благодарить меня всю оставшуюся жизнь.
Я принесу в твою жизнь боль. Я окрашу твои последние мгновения кровью. Я выпью тебя досуха и исчезну в этой ночи, чтобы стать изгоем. Ведь в этом мире нет больше места, где примут меня. Твои пальцы касаются моих волос – неуверенно и робко, чуть дрожа. От прикосновений по телу проходит ток. А пальцы мальчишки горячие, такие, что ощущаются кожей, которая до этого казалось, совсем нечувствительна к чужим прикосновениям. А может быть, я просто отвык от простых действий и ласк? А может быть, и в моей жизни их было столько же, сколько и в твоей. Осторожнее, мальчик, многие вещи, не такие, какими кажутся на первый взгляд.
Я инстинктивно прижимаю уши к голове, словно дикий зверь, и отчетливо ощущаю, как вздрагивают кончики, когда их касаются пальцы мальчишки. Я – настоящий, если ты это хочешь знать. Я – та самая сказка, которой тебя наверняка пугали родители по ночам. И теперь – ты, в моей власти. О таких, как я слагают легенды. Таких, как я лучше не встречать. Но вся эта тирада прерывается, когда мальчишка просто вешается мне на шею, обнимая в последний раз, словно бы прощаясь со мной. Я прижал к себе мальца, подхватывая ослабевшее тело под колени. Недолго думая, я положил мальчишку на диван, соблюдая при этом предельную осторожность. Я чувствовал нутром – мальчишка еще жив. Дыхание вырывалось из приоткрытых губ прерывистыми вздохами, пульс, который можно было едва ли ощутить, но острый слух улавливал этот едва слышимый стук. Я сел рядом, облизывая кровавые капли с губ, пока те не успели застыть коркой, и задумался.
В мальце меня привлекла не только внешность – огромные голубые глаза,  золотые волосы. И даже не то, что он в буквальном смысле бросился мне на встречу, хотя это было – как минимум странно. Его кровь – у нее был странный привкус. Она была вкуснее, чем у его отца и матери. Что ты скрываешь от меня, ангел мой? Хотя вряд ли и мальчишка, и его родня знали о том, что с их ребенком что-то не так. Иначе бы не жили в этой захолустной квартирке. А может быть, они просто скрывали свое чадушко от общественности? Вполне возможно.  Значит…
Мы оба монстры – ты и я.


Я даже не помнил, сколько времени провел в комнате возле мальчишки. За это время я успел навести ревизию в немногочисленных документах, разжиться небольшим количеством денег, что были в ходу у человечества. Если я собирался скрываться от посторонних, то деньги вполне могли бы мне пригодиться. А из документов я узнал, что семейство носило фамилию Хьякуя, а так заинтересовавшего меня мальчика зовут Микаэла. Будем знакомы, Мика-чан.
Наверное, только благодаря острому слуху, я услышал, как моя жертва зашевелилась, приходя в себя, и заметалась по дивану, видимо пытаясь осознать, где она находится. Я в это время был на кухне и пытался приготовить чай. Чай – был практически верхом и изысками моей кулинарии, но мальчишку стоило привести в чувство. И на это моих способностей должно было хватить.
-Доброе утро, засоня. – Радостно поприветствовал я мальчика, заглядывая в комнату. Я невольно улыбнулся, когда по кухне поплыл аромат сладкого травяного чая. Со стороны дивана раздались тихие стоны, свидетельствовавшие о том, что моя недавняя жертва все-таки очнулась от своего полуобморочного состояния. – Я не нашел кроме чая у вас ничего стоящего.
Я сел к мальчику, придерживая чашку чая в руках. Второй рукой я заботливо помог ему подняться. Взгляд невольно опустился на свежие ранки, пока я механическим движением облизывал клыки. Я утолил ту жажду крови, что преследовала меня с момента появления в Наземном городе. Но вкус его крови до сих пор лежал на языке. Хотелось еще. Но я мог контролировать  это состояние. И столь простые животные желания и инстинкты. Я рассматривал его долго, изучающе, словно выявляя на взгляд причину, которая отличает его ото всех остальных людей, встречающихся мне ранее.
-Как тебя зовут, прелесть? – Елейным голосом осведомился я, ласково потрепав ребенка по волосам.  Светлые пряди скрыли природную бледность моей кожи и сине-фиолетовые острые когти, которые с той же охотой, вспарывали кожу на спине его матери, чтобы женщина перестала вырываться. Улыбка почти искренняя. Почти нежная. Не отеческая нежность – скорее подобным взглядом парень провожает понравившуюся ему девушку до двери ее дома.
-Удивлен, что я оставил тебя в живых? Думаю, так мне подсказало провидение. – Продолжил я, задумчиво, неожиданно спохватываясь. – Где мои манеры? Лорд Ферид Батори. Седьмой Основатель. Добро пожаловать назад, в Ад. Тебе здесь понравится – вот увидишь.
Я склонил голову в шутливом поклоне, и длинная серебристая занавесь из волос не дала мне любоваться моим новым трофеем. Откинув волосы, я продолжил разглядывать мальчика, невольно потянувшись к нему, обнимая его снова.
-Меня ищут не совсем приятные личности. Или скоро начнут искать. В любом случае – не хотелось бы, чтобы ты с ними столкнулся. Но сам я здесь надолго не останусь. Будешь сидеть тихо, и тебя не найдут. А после – можешь податься в армию. Там любят таких, как ты. Особенных.
Не думаю, что он понял что-то из моего объяснения. Но этого и не требовалось. Я поцеловал его в щеку и поднялся с места, послав мальчишке напоследок улыбку, в которую вложил всю нежность и ласку, присущие моей черствой душонке. Не так уж и важно, что мне хочется большего. С мальчишки на сегодня потрясений хватит. А во второй раз мы вряд ли встретимся. Так что можно сказать, что я подарил ему новую жизнь. Подарок  – на который способен не каждый.
-Мне пора, Мика-чан. Было приятно познакомиться. У тебя очень вкусная кровь. Спасибо тебе за это.
Мы вряд ли встретимся снова. И наша встреча станет началом твоей новой жизни. Я отрезал твои нити, связавшие тебя с прошлым. Не хотелось бы конечно, такого кадра оставлять армии на съедение, но что поделать. Не мог же я его взять его с собой. Я стал крайне опасным спутником и не могу себе позволить подобные вольности. Все что я мог – это сохранить ему жизнь. Уже неплохой подарок с моей стороны. Весьма щедрый надо сказать. А щедрым я бываю редко. Но если судьба будет к нам благосклонна, однажды мы встретимся снова – и ты меня убьешь. По крайней мере, это было бы забавно. Я не прощаюсь.  До встречи, Мика-чан.

+1


Вы здесь » Owari no Seraph RPG » Альтернатива » AU. Moonlight