Mikaela Hyakuya






Вертолёты - отличная штука, говорит себе Лакус. Куда лучше, передвигаясь по небу, видеть как можно больше территорий вокруг, да и скорость у него значительно выше, чем у собственных двух ног. Неоспоримое преимущество перед пешими прогулками. читать дальше
Вверх страницы
Вниз страницы

Owari no Seraph RPG

Объявление



27.07.2015 Форум закрыт. Подробности здесь.

20.07.2015 ПРОВОДИТСЯ ПЕРЕКЛИЧКА. С подробностями можно ознакомиться в соответствующей теме.

19.07.2015 ВНИМАНИЕ! Читать всем! Произошло обновление административного состава.

21.06.2015. ВНИМАНИЕ! Изменены правила форума. Подробности здесь.

26.06.2015. Открыто голосование за лучшего игрока месяца. Приглашаем всех поучаствовать!

01.06.2015. Закончено голосование за игрока месяца и пост месяца! С результатами можно ознакомиться в этой теме.

29.05.2015. Для желающих играть на форуме открыта новая акция.

26.05.2015. Открыто голосование за лучшего игрока месяца. Приглашаем всех поучаствовать!

10.05.2015. Внимание! Была изменена хронология игры, пожалуйста, ознакомьтесь с ней снова.

05.05.2015. Открыта первая линейка квестов, подробности можно посмотреть здесь.

01.05.2015. Наш форум официально открыт. Идет активный набор игроков.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Owari no Seraph RPG » Альтернатива » AU. (NC-17!) Слёзы и кровь - всё как обычно, будем сжигать мосты!


AU. (NC-17!) Слёзы и кровь - всё как обычно, будем сжигать мосты!

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://sh.uploads.ru/Q5C9f.png

Краткое описание:
Это была та самая грань, которую тебе не стоило переходить. Это была своеобразная игра по правилам, которые ты нарушил, Ми-ка. И ты достоин самого жестокого и изощренного  наказания. Поверь мне, мальчик, я бываю опаснее нашей очаровательной королевы. не потому что она сильнее. А потому что я хитрее. Каково тебе будет потом осознавать, что убийца твоей семьи находился предельно близко. И ты хотел именно этого – стереть последние преграды, что стояли между нами.
Ты хотел меня…

Я заставлю тебя просить прощения и умолять так, чтобы это никогда не заканчивалось. Я заставлю тебя стонать, а после ты будешь краснеть, при одном лишь взгляде на меня. Это больше не игра – а простое желание и я покажу тебе все его грани. Мы разделим этот путь на двоих – я хочу заглянуть в твои глаза и увидеть все оттенки боли и страсти. Я хочу услышать, как ты будешь кричать, а звук будет отдаваться от стен спальни. А я снова буду облизывать клыки, что испачкались в твоей крови, стараясь не пролить ни капли.
И под неясным и тусклым светом фонарей Сангвинема я задам тебе всего один вопрос.
Ты все еще ненавидишь меня, Ми-ка?

Место: особняк Ферида Батори
Дата: март 2020
Участники: Ferid Bathory, Mikaela Hyakuya

0

2

I don't believe in love
I love the way it tastes
Please don't expect too much
'cause I don't wanna be involved(с)

Он с наслаждением погрузил клыки в кровь, и зудящая стонущая боль отхлынула от таких чувствительных зубов. С жаждой Ферид приучался держаться каждый день. Крови, что качали из скота, хватало лишь на пропитание – никаких лишних трат. И все же контроль и хладнокровие за много лет взяли вверх над лордом Батори. Он мог себя контролировать намного лучше, чем тот же Микаэла, которого мог выдать лишь один взгляд. Прохладная жидкость коснулась губ вампира, но Ферид почти не почувствовал ее вкуса. Красные голодные глаза жадно рассматривали мальчишку напротив – каждую черточку его лица, чашку, что он держал в руках и те взгляды, полные подозрения и презрения, что он бросал на Ферида. Пей… Пей, Ми-ка…
Поймав взгляд подозрительных глаз, Ферид расплылся в улыбке. Знает, что я что-то замышляю, знает, но не может понять, что именно. Ему и невдомек, что сейчас на него идет охота. По-прежнему все тот же наивный мальчик. По-прежнему желанная жертва, которая не замечает хищника перед собой.
Вампир – не утративший собственных эмоций. Тот, чьи эмоции можно было прочесть по одному взгляду. Микаэла упорно все еще считал себя промежуточным звеном между человеком и вампиром. Глупый мальчишка – он не понимал, что именно в этом и заключается основная его ошибка. И именно поэтому такие, как лорд Батори могут ему указывать ему место в иерархии.
Ферид поднял голову и отставил бокал в сторону. Не стоило перебивать себе аппетит перед трапезой. Но пары глотков хватило для того, чтобы разогнать мертвую кровь по жилам, ощутить возбуждение на кончиках пальцев и голод, который занимал все мысли. Да, если комедия провалится – Ферид отправится искать себе жертву среди людей, которую выпьет досуха за пару глотков. Но комедия продолжалась – Ферид ласково улыбнулся и заговорил мягким тоном.
-Что же ты ничего не пьешь, Мика? Помниться, ты согласился составить мне компанию. Пить кровь со мной ты все равно в очередной раз отказался… - Ферид притворно вздохнул и поднялся со своего места для того, чтобы переменить местоположение. Вампир опустился на подлокотник кресла Микаэлы, раздумывая о том, а получится ли влить в подопечного насильно то, что он для него приготовил.
Батори махнул рукой и сделал вид, что отказ ученика от крови его задел. На деле же Ферид решил оставить эту их маленькую игру на потом – до лучшего момента. Может быть, однажды Фериду даже не придется его подталкивать к роковому шагу – и Мика упадет сам в такую глубокую пропасть, из которой потом уже будет не выбраться. Но сегодняшний день был во многом решающим. Фериду надоело потакать несносному мальчишке во всех мелочах, и теперь Мика должен был понести то наказание, которое лорд Батори считал заслуженным…

Чем же Мика – любимчик Королевы и самого Ферида заслужил наказание? При всей своей терпеливости и прочих положительных качествах наставника была вещь, которую Батори  в отношении своих слуг не приемлил. И это было непослушание. Он столько всего сделал для него – практически вырастил, дал ему шанс на новую, гораздо более лучшую жизнь и в итоге он получил лишь холод и ярость. Играть с этими чувствами Фериду тоже было интересно, вот только вампир знал – что желание убить его у Микаэлы возрастало  с каждым днем и однажды он не побоится применить силу против своего наставника. Мальчишка уже несколько раз пытался это сделать, но любая попытка тут же пресекалась Феридом на корню. И Мика усваивал этот урок раз за разом, до тех пор, пока Ферид Батори снова не переходил все границы дозволенного, и младшему вампиру не хотелось убить его вновь.
Рука в белой перчатке так по-свойски легла на плечо Мики. Для Ферида это движение было почти автоматическим – так он обычно не отпускал Микаэлу от себя надолго. Получив известие о том, что его друг находится в армии людей, Мику словно подменили, а Ферид получил еще один повод издеваться над мальчишкой, которым не упускал возможности воспользоваться.
-Мика, мы уходим. – Мягкая улыбка и ледяной тон, обозначающая о том, что это приказ и Микаэла как его прямой подчиненный – обязан подчиняться. - Ты же не собираешься оставаться здесь и быть такой хорошей мишенью для людской армии?!
В голосе Батори звучала насмешка. Он не сомневался в том, что Мика сможет кинуться на поиски своего названного брата в самую гущу армии. Глупости и наивности Мике уж точно хватит для такого отчаянного шага. И тогда ему точно пригодится его наставник, которому будет не жалко, проявить себя с самой лучшей и благородной стороны. Фериду нравилось указывать мальчишке каждый раз его место – была бы воля вампира, он бы поставил его на колени. Но королева бы не потерпела такого обращения со своим любимчиком, а с Крул Фериду приходилось считаться…

Серебристое лезвие отливает красным из-за магии крови и становится зеркально гладким. Таким, что Ферид может разглядеть свое удивленное выражение. Ты опять пытаешься воспрепятствовать мне, Микаэла? Снова твое высокомерие заслонило тебе разум и тебе показалось разумным напасть на того, кто на порядок сильнее тебя. Ферид спокойно выставил свой меч – хочешь скрестить со мной клинки? А впрочем, пожалуй, я даже подарю тебе шанс, надежду на то, что в один прекрасный день ты сможешь убежать от меня. Что ты даже сможешь убить меня. Я вновь подарю тебе веру в невозможное, Мика, чтобы потом так же безжалостно ее отнять – окончательно сломав твой характер. Пускай тебе кажется, что ты изменился – но ты по-прежнему марионетка в моих руках.
Еще один резкий выпад – с длинного хвоста Ферида слетело несколько волос. Молодец, задел. А Ферид продолжал нахально усмехаться и словно бы говорить Мике.
-Продолжай. – Медленно произнес Ферид, озвучивая мысли, что так читались по ледяному взгляду Микаэлы. – Нападай.
Для вампира все это было разновидностью игры. Показать Мике истинное положение вещей – о том, что на самом деле он принадлежит только Фериду, лишь ему одному, не смотря на все заявления Крул. А еще, потому что Ферид всегда получал то, что он захочет, лишь стоило ему щелкнуть пальцем. Все было просто. Я хочу тебя, Ми-ка.

В его особняке властвовали исключительно его законы. Здесь и сейчас Мика принадлежит ему. Только ему. И если мальчишка отказывался это признавать, то Ферид был готов показать ему истинное положение вещей. Да – это будет самая веселая их игра. Потому что на этот раз Мике не удастся ни дать вампиру отпор, а уж тем более сбежать от него. Более того,  Ферид заставит его просить большего, просить продолжения. О, да – Батори не сомневался – Мике понравится эта игра, точно также, как и ему самому. А при наилучшем раскладе заставит мальчишку изменить к нему отношение. Все складывалось как нельзя лучше.
Сейчас Мика находился в нескольких сантиметрах от него самого. Так близко, что Ферид мог различить тонкую паутинку сосудов, под тонкой кожей и отдельные прядки золотистых волос. Клыки снова отдались тупой болью, но лорд Батори лишь прикрыл глаза – рано. Если он нападет раньше времени, вся игра перестанет иметь смысл. Ну же Мика – всего лишь шаг и ты снова попадешь в мою ловушку. Видимо эти четыре года тебя не научили – ты не усвоил главного. Мне не стоит никогда переходить дорогу.
Губы мальчишки коснулись чашки и Ферид замер, стараясь не спугнуть свою добычу. Вертикальные зрачки красных глаз расширились – ловушка захлопнулась.
Ловушка захлопнулась для Хьякуи, когда тот переступил порог особняка, впрочем у того вряд ли был выбор. Ферид ему его просто не оставил. Либо Батори обо всем докладывает Крул и та будет вынуждена подвергнуть Мику наказанию, которое назначит Совет Основателей, либо провести вечер в особняке Ферида за чашкой чая. Конечно, мальчишка выбрал второй вариант – он же не хотел лишиться своей очаровательной головки. Вот только Хьякуи снова было невдомек, что приглашение поступило неспроста и излишней добротой Батори не страдал. Все это была часть одного из тех гениальных планов, что всегда строились в голове Ферида, и, конечно, Мике отводилось в нем центральное место. Лорд Батори положил ладонь  на плечо ученика, и хищные глаза вновь скользнули по Микаэле – его план сработал идеально в очередной раз.

Отредактировано Ferid Bathory (2015-05-16 02:51:17)

+1

3

Он почти сумел это сделать. Если бы его реакция была всего лишь на миллисекунду быстрее, если бы он сам был чуточку выносливее, если бы был немного сильнее... Если, если, если - это могло продолжаться до бесконечности. И все сожаления и мечты не отменяли того факта, что он снова не сумел убить Ферида.
В этот раз Мика пошёл ва-банк и, не сумев привести задуманное к логическому концу, сам попался на крючок своей же глупой затеи.

Это была идеальная возможность: они были одни, и Ферида больше заботила полевая обстановка, чем Мика, стоящий рядом. Поэтому, когда рука легла на его плечо и прозвучал приказ отступить, молодой вампир увидел в этом идеальную возможность избавиться от своего учителя и убийцы своей семьи в одном лице. Получить такую долгожданную после четырёх лет заключения у вампиров свободу. Отправиться к Ю-чану и спасти его от людей, обретя наконец душевный покой.
Хищные шипы меча впились в руку, напиваясь его кровью, а ставшее алым лезвие мелькнуло в воздухе кровавой молнией, нанося первый удар. Ферид увернулся и насмехался над ним, но Мика вложил в следующие удары все силы, скорость и изворотливость, которую только смог. Он смог подобраться так близко, что одним выпадом даже срезал прядь волос с хвоста старшего вампира.
- Продолжай. Нападай. - прозвучал насмешливый голос.
И Хьякуя продолжал и нападал, заставляя меч пить свою кровь до тех пор, пока ему самому хватало сил стоять на ногах, сил, которых в итоге оказалось недостаточно, чтобы победить.
И только когда короткая стычка закончилась окончательным его поражением, Мика понял, чем грозит ему такой проступок. Он мог сколько угодно размахивать в сторону Ферида мечом в стенах Сангвинема, отгоняя от себя, но целенаправленное нападение на командира своего отряда, да ещё и во время порученной им миссии по устранению одного из отрядов человеческой армии, грозило не просто выговором. Даже Крул, откровенная желавшая устранения Ферида, не смогла бы оправдать такие действия своего подчинённого. Теперь всё зависело от того, включит ли Ферид этот инцидент в свой рапорт о проведённой операции.

И вот теперь он сидел в особняке Ферида с чашкой чая в руках и недоверчиво разглядывал Батори. Мика был изначально почти уверен, что Ферид использует произошедшее в своих интересах и будет шантажировать его, и его ожидания оправдались, - вампир заявил, что не расскажет никому ничего, если Мика навестит его особняк для разговора. Несмотря на это, Ферид, кажется, не был настроен требовать с него что-то, - он ничего не просил, не издевался над ним в своей обычной манере и даже не стал подсовывать Мике кровь, хотя того, как и всегда в последнее время, мучила жестокая жажда. Кровь, отданная мечу в том бою, не прошла для него незаметно.
Вертя чашку в руках, молодой вампир настороженно следил за Феридом, сидящим рядом.
Что ты замышляешь, Ферид, где на этот раз расставил ловушку?
Начинать разговор Мике не хотелось, он слишком ясно осознавал, что он - виновник всех своих нынешних бед и что Батори в его требованиях, какими те ни будут, он отказать не сможет.
Вздохнув, Мика сделал несколько глотков чая, чисто из любопытство. Жидкость немного горчила, - вероятно, организм вампира больше не был способен воспринимать вкусы человеческих напитков, но никакой тошноты или отторжения Хьякуя не ощутил, даже немного воодушевившись, - возможно, он сможет пить хоть что-то, кроме крови, без ущерба для себя. Почти осушив чашку, Мика наконец собрался с мыслями и заговорил.
- Что тебе нужно, Ферид? Я знаю, что ты собираешься с меня что-то потребовать. Выкладывай и давай закончим с этим фарсом.
Мику раздражало, когда Ферид заботился о нём, спасал или вот так поил чаем, вняв его отказу от крови. Это мешало Хьякуе ненавидеть его, мешало поддерживать в себе жгучую ненависть, которая сопровождала его уже 4 года, со дня смерти его семьи, и постепенно притупилась, как притупляется клинок после долгого использования.
Ему было нужно, чтобы Ферид вёл себя отвратительно, - и обычно так и было, - чтобы поддерживать пламя ненависти живым, горячим и ярким.
Остатки чая показались ему совсем горькими, но Хьякуя проглотил их не морщась, слишком отвлечённый своими мыслями.
Что нужно вампиру от него, что он вдруг стал таким обходительным? Он просчитывал всевозможные варианты и пытался заранее продумать свою реакцию, чтобы не попасть в ещё больший переплёт.
В комнате было слишком натоплено, - небывалый случай для подземного города, - и Мика расстегнул плащ униформы, стягивая плотную ткань с плечей. Сложив плащ на коленях, он нетерпеливо посмотрел на Ферида. Хьякуе нетерпелось убраться из его поместья, рождавшего в его голове не лучшие воспоминания.

+1

4

Take a bit of me boy
Show me your teeth
The truth is sexy(с)

Ферид уже подарил мальчишке надежду на то, что тот сможет его достать, теперь было важно подпустить его к себе, как можно ближе, но все-таки увернуться от меча без видимых на то последствий. И Ферид хорошо знал свою роль, он подпускал Мику к себе на расстояние выпада и в ту же секунду уходил от удара, оставляя мальчишке лишь иллюзии о том, что тот сильнее самого Седьмого Основателя. Главное было извести Микаэлу, чтобы тот отдал мечу как можно больше своей крови, чтобы тот надолго усвоил урок – чем для него самого оборачивается собственная глупость.
И через несколько минут Ферид стоял над поверженным противником, с любопытством разглядывая его, глядя сверху вниз, пытаясь придумать наказание, как можно изощреннее. Зудела ранка на шее – небольшой порез, оставленный клинком Микаэлы. Малая жертва – все для того чтобы создать видимость такой хорошей прописной истины: «можно ранить, а значит – можно и убить». Клинок Ферида прошелся вверх по сюртуку к горлу своего подопечного, а сам вампир размышлял о том, какая именно участь постигнет Мику. Если он сейчас включит этот инцидент в рапорт, Крул снова наорет на него за то, что он такой нерасторопный, но самое главное – он лишится Мики. А вот этого Ферид допустить никак не мог, однако преподать мальчишке урок все же стоило. Он еще с минуту смотрел, в ледяные глаза Микаэлы, в которых горел огонь ненависти к нему и план пришел сам собой. Ферид приложил руку к шее, на которой уже затянулся порез и улыбнулся Микаэле, убирая клинок, и протягивая ему раскрытую ладонь, чтобы помочь подняться.
-Я не убью тебя. Однако предоставлю тебе выбор. Я приглашаю тебя провести вечер в моем особняке за чашкой чая, или я докладываю Крул об этом досадном инциденте. Ну и? Что ты выбираешь?
Выбор был иллюзорен. Мика знал, насколько сильна и жестока, бывает вампирская королева и конечно он не хотел переступать ей дорогу. Ни ей, ни Совету Основателей. Конечно, он решит, что знает основное большинство выходок Ферида, и больше не попадется на вампирские уловки, но это еще бабушка надвое сказала. Ферид уже знал, каков будет его ответ.

Между Феридом и его учеником отношения складывались весьма и весьма напряженные, причин для ненависти у Микаэлы было примерно столько же, сколько у Батори способов его доставать, вызывая самые эмоциональные реакции. Знал ли Ферид об этой ненависти? Конечно, знал. Интересно другое – ему нравилось управлять этим чувством, словно дергая за ниточки. И, тем не менее, от взаимности от мальчишки Ферид бы никогда не отказался. Этот вечер должен был стать решающим в плане чувств Микаэлы, либо он возненавидит Ферида и его прикосновения окончательно и бесповоротно, либо уже сам попросит продолжения. Первый вариант был чреват последствиями, второй же способствовал тому, чтобы отобрать Мику у Крул и сделать его своей собственностью. Но Крул не узнает о том, что происходило в особняке. Не от Мики, потому что мальчишка всякий раз слишком смущался от откровенных действий Ферида. А вот Фериду подобный компромат на ее любимчика очень даже пригодится для того, чтобы шантажировать королеву.

Сейчас вампир сидел на подлокотнике кресла своего гостя, абсолютно не стесненный положением вещей, но уже не скрывающий коварной улыбки, любуясь тем, как Хьякуя пьет чай. Во взгляде лорда Батори уже ясно читались безумие и голод, когда он смотрел на подопечного, но Ферид усилием воли осадил себя, когда мальчишка задал ему вопрос.
-Требовать? – Лорд Батори засмеялся холодным смехом. – Я не стану с тебя ничего требовать. Ты сам у меня попросишь.
Ферид послал ему еще одну фирменную улыбку и успокоился, принимая прежнее положение, отсчитывая про себя секунды, когда ему можно будет наброситься на свою беззащитную жертву. Он не станет раскрывать Хьякуе все карты разом, но недвусмысленно намекнет на то, что именно он от него хочет. Микаэла допил свой чай до конца и отставил от себя чашку. Ферид не пробовал экспериментировать с этим веществом на вампирах, а потому ему была так интересна реакция Мики.
Сигналом для Ферида послужило то, что Мика сам расстегнул плащ униформы, стягивая его с плеч и укладывая его на коленях. О, он точно тебе не понадобится. – Подумалось Фериду. А вот теперь игра началась, дамы и господа.
-Жарковато здесь, не находишь? – Спросил Ферид, стягивая ленту со своего ворота и расстегивая собственный плащ-пелерину, вешая его на спинку кресла Микаэлы, оставляя ленту в руках.
Он коснулся холодными пальцами лба мальчишки и провел ладонью по лицу. Кожа Микаэлы априори отличалась от его кожи по температуре, но теперь она была настолько горячей, что обжигала возбужденные пальцы. Ферид нетерпеливо выдохнул и подался навстречу Мике, проводя пальцем по его губам, чувствуя их мягкость и дикое и безумное желание растерзать их в кровь собственными клыками. Словно ощутив желание хозяина, зубы снова заныли, но на этот раз более ощутимо.
-А ты все такой же наивный, Мика. – Шепнул ему Ферид, понижая тон своего голоса и накидывая на шею подопечного собственную ленту и одним резким движением, притягивая его к себе так, чтобы их лица оказались на одном уровне. – Все проще, чем ты думаешь, - Ферид пожал плечами, улыбаясь хищной улыбкой. – Я тебя хочу.
В этот момент Ферид подался навстречу Мике, жадно целуя его в губы, настойчиво прикусывая их клыками, надавливая на нижнюю губу, заставляя того ответить на поцелуй, в то время, как его рука, удерживающая ленту вокруг воротника униформы Микаэлы, скользнула вниз, ослабляя хватку, принимаясь расстегивать ему воротник рубашки. Вампир ощутил безумную жажду, которая подстегивалась желанием и остатками привкуса человеческой крови на языке. Свободная рука Ферида скользнула к низу живота Микаэлы, поглаживая его, спускаясь к замку на брюках его униформы, накрывая пах ладонью, начиная поглаживать его, чуть вцепляясь острыми, словно лезвие бритвы когтями, предупреждая Мику о том, что если тот дернется, то ему будет очень больно. Ферид с трудом оторвался от своей добычи, по-прежнему глядя на мальчишку голодным взглядом и улыбаясь похотливой ухмылочкой.
-Должен признаться, это был не совсем чай, - замурлыкал вампир, расстегивая молнию на его брюках и принимаясь целовать в шею, оставляя за собой кровавые следы, которые тут же зализывал, проводя влажную дорожку языком. Теперь ты понял, в какую западню попался, Микаэла?

+1

5

У Мики просто не было выбора. Как бы не жгла его горечь поражения, каким бы униженым он себя ни чувствовал, он не мог отказаться от "приглашения" Ферида в особняк. Именно Ферид будет составлять доклад для Крул, и выложит ли он всю правду или исказит события до неузнаваемости, - зависит только от него. Злить вампира сейчас значило бы подписать себе приговор, и как бы Мика ни хотел убить его, он обязан был согласиться на визит в поместье, которого избегал как огня с того самого дня, как стал вампиром.
Микаэле вовсе не улыбалось сидеть с Феридом на знакомых диванчиках в гостиной и говорить по душам. Положа руку на сердце, он предпочёл бы вообще не видеть ни вампира, ни его жилище до конца дней своих. Но он, конечно же, согласился, на радость вамиру.

Как и стоило ожидать, Мика чувствовал себя неуютно в особняке. Похоже, у него даже поднялась температура. Сняв плащ, он ничуть не облегчил себе положение, а сделал его ещё хуже. Униформа неприятно липла к вспотевшему телу, а непослушные пряди чёлки ко лбу. И манера Ферида говорить загадками ничуть не поднимала Мике настроение.
Сам попросит? Что бы это могло означать? Единственное, что ему было нужно от Батори - смерть вампира, но Мика сильно сомневался, что Ферид пригласил его к себе за тем, чтобы покончить жизнь самоубийством перед свидетелем. Или вампир имел в виду, что Мика должен умолять его не рассказывать ничего Крул? Этого тоже не будет. Чем больше унижений сносил мальчик в детстве, тем крепче становилась его уязвлённая гордость. Нет, он не станет просить у того, кто манипулировал им и привёл к смерти его семьи. Не станет унижаться перед вампиром. Так что, что бы там себе ни придумал Ферид, он может идти ко всем чертям так и не услышав никаких просьб.
-Жарковато здесь, не находишь? - Мика не находил, он чувствовал. Жара притупляла разум, заставляя тело расслабляться в сладкой неге, как под летним солнцем, а мозг - переставать работать, уступая более простым, инстинктивным желаниям. Желания... Мика не сразу понял, что с ним происходит на самом деле. Его мысли потонули в каком-то лёгком тумане, а в паху заныло, и эти новые ощущения заставили его поёрзать на диване в попытке принять более удобное положение.
- Ты решил устроить у себя в поместье сауну?
Мика слышал свой голос словно издалека, на первый план почему-то выходило его собственное дыхание, ставшее быстрым и прерывистым, и участившееся сердцебиение.
Пальцы Ферида скользнули по его лбу, словно льдинки, заставляя мальчика вздрогнуть.
Когда он успел снять плащ? - мелькнула здравая мысль, тут же потонувшая в том же тумане, что обволакивала остальные.
Атласная лента затянулась на шее, потянув его вперёд и вверх, так, что Мике пришлось привстать, опираясь рукой на подлокотник, чтобы обрести опору.
– Я тебя хочу.
Это было отвратительно. Мерзко, неправильно, невозможно, и вместе с тем так сладко. Мика тонул в этом болезненном поцелуе с привкусом его собственной крови, как в трясине, не имея возможности вздохнуть, с каждым движением увязая всё глубже.
Впервые желания его тела настолько разошлись с голосом разума, даже жажду крови Мика контролировал лучше, чем желание, обрушившегося на него сокрушительной волной.
Мальчик даже не понял, как начал отвечать на поцелуй, просто клыки Ферида впивались ему в губы, понукая болью, которую Микаэла едва ли ощущал за возбуждением, а тело требовало больше, гораздо больше.
Он даже не сразу осознал, что вампир раздевает его, пока ледяная, - как казалось Мике, - ладонь не скользнула по животу и не накрыла пах, вырывая из молодого вампира сдавленный стон.
Ферид отстранился, оставляя его задыхаться от жара в теле, от желания, с которым Мика ещё не умел справляться.
-Должен признаться, это был не совсем чай.
Мика смотрел на вампира мутным взглядом, пытаясь осознать его слова и произошедшее. Не просто чай... Он что-то подсыпал туда! Вывод вспыхнул в сознании белой молнией, на какое-то мгновение разгоняя стоящий там туман. Мика перехватил руку, уже расстёгивающую молнию на его штанах, останавливая прежде, чем очередное прикосновение вновь лишит его разума.
- Что ты мне дал? - гнев придал ему сил, заставил Мику на миг вернуться в реальность, которая поражала воображение.
Прохладные губы коснулись его шеи, вновь отнимая решимость и волю к сопротивлению, но на этот раз Мика устоял, упираясь второй рукой вампиру в плечо, отстраняя от себя.
- Что это было, Ферид? - он снова задыхался, судорожно стискивая пальцы на плече вампира в попытке сконцентрировать своё внимание на нём и разговоре.
Запоздало пришел стыд и вместе с ним и отвращение к себе. Щёки горели уже не только от той дряни, что была в чае, но и от стыда, а голова шла кругом от осознания того, что он только что делал, и, главное, с кем! А ещё больше от того, что могло бы быть дальше.
Мика не был искушён в постельных делах, сказать по правде, он ни разу о них не задумывался за четыре года своей жизни у вампиров. Просто потому, что в окружении отвратительных монстров это самое последнее, что приходит на ум. Половое созревание мальчика не миновало, но Мика никогда всерьёз не задумывался о своих желаниях. Все утренние проблемы разрешались быстро и в одиночестве его спальни, а сверх того Мике было не некогда, да и не нужно.
Поэтому мальчик слабо представлял себе что такого могло последовать за поцелуем, но твёрдо знал, что от Ферида ему это не нужно.
Стянув с шеи ленту, он бросил её на диван, отстраняясь прежде, чем вампир получит шанс снова вцепиться в его пах.
- Я ухожу, Ферид, ищи себе другую игрушку, - подобрав свой плащ, одиноко валяющийся на диване, Мика с трудом поднялся, направляясь к выходу из зала нетвёрдой походкой. Комната слегка плыла перед глазами, а разум вновь заволакивал уже знакомый туман. Когда он застегнул штаны, сползающие с бедёр, в них вновь стало слишком тесно, а пах предательски заныл, заставляя молодого вампира судорожно вздохнуть. На этот раз Ферид перешёл все дозволенные грани. Мике даже думать не хотелось о том, какая мучительная ночь его ожидает в его кровати и сколько времени понадобиться на то, чтобы избавиться от действия наркотика. Впрочем, он и не думал, единственным его желанием стало добраться до дома и решить все свои проблемы привычным для него способом.

+1

6

Your mind won't let you say that you want me
Your mind won't ever, never let you say what you want
You howl and wail like a banshee
Still your mind won't ever let you say(с)

Мальчишка вздрогнул от его первых прикосновений, и наконец, улыбка Ферида выдала истинные чувства вампира – это была его искренняя радость. Ему хотелось касаться его горячей кожи снова и снова – чтобы ощутить эту нервную дрожь, которая выдавала Мику и его желания с головой. Он чувствовал это возбуждение через участившийся пульс, через более частое сердцебиение, ощущая на холодных губах его обжигающее дыхание. Ему хотелось срывать каждый вздох с его губ, слышать каждый его стон, обусловленный желанием и инстинктами. Повинуясь своим желаниям, Ферид подался навстречу мальчишке, впиваясь клыками ему в губы, чувствуя привкус его крови, требуя продолжения, и вампир наслаждался этим, пока не почувствовал, как податливые губы, робко его коснулись в ответном поцелуе, заставляя лорда Батори забываться, пропадая в собственных ощущениях и чувствуя, как заныло внизу живота, от переполняющего возбуждения.
Да, определенно стоило возиться восемь лет с мальчишкой только ради одного этого момента. Он ждал его слишком долго, и теперь тело вампира, изголодавшееся по крови Микаэлы и его прикосновениям, требовало большего. Вампиру хотелось стянуть с него штаны и завалить прямо на этом маленьком узком диванчике, но он хотел продлить себе удовольствие. Ферид заставил себя отстраниться, облизывая губы в его крови. Он не ошибся – его кровь изменила свой вкус, стала более горькой, что было свойственно всем вампирам, но все еще носила тот самый сладкий привкус, который Батори не чувствовал слишком давно. Ведь прошло уже целых четыре года с тех пор, как он в последний раз пил его кровь. Хотя Ферид дал Мике выдохнуть, он приблизился к его лицу снова, слизывая кровавую дорожку с его губ и чувствуя на своей коже его загнанное дыхание – о, именно так, чувствовала бы себя жертва, угодившая в ловушку хищника.
Но лорд Батори не терял времени даром, начав раздевать мальчика, который не оказывал ему сопротивления, наслаждаясь его безволием, и дергая кончиком острого уха, заслышав знакомый сладкий стон, зажмуриваясь, усмехаясь, делая ласки более нежными и плавными, стремясь его расслабить, чтобы услышать от него этот звук снова. Однако поцелуи лорда – требовательные и, несомненно, очень болезненные для Микаэлы, намекали на то, что дальнейший процесс для мальчика обернется болью в любом случае. Ну а пока, одной рукой он расстегивал верх его рубашки и сюртука, второй уже расстегивая ширинку на брюках мальчика, уговаривая его поддаться такому ясному желанию, которое начало уже захватывать с головой самого лорда Батори.

Фраза сама сорвалась с языка и разрушила идиллию, которая уже возникла между двумя вампирами. Мика перехватил его руку возле ширинки, резко отстраняясь, вторую руку упирая ему в плечо, смотря мутным взглядом в котором так ясно читались такие недетские желания. Однако голос его звучал твердо, и в нем мелькали такие знакомые Фериду нотки гнева. Конечно, Батори мог сказать, что это всего лишь шутка – но он сомневался в том, что Мика поверит его словам.
-Какая разница, - откликнулся Ферид, пожимая плечами. – Главное, что это подействовало. Или хочешь сказать, что ты бы согласился заняться со мной сексом добровольно?
Батори мастерски умел задавать вопросы в лоб. Для него не существовало стеснения, стыда, границ и каких-то чувств, на которые следовало ориентироваться. А вот Микаэла сразу же покраснел от стыда, отчего щеки мальчики заалели, обретая оттенок схожий с цветом спелой клубники. Ферид облизал собственные губы, ощущая, что не прочь продолжить их поцелуй в интимной обстановке, но Мика к тому времени сумел совладать с собой, стянув со своей шеи ленту и подобрав плащ, который уже казался никому ненужным и направляясь нетвердой походкой к выходу из поместья, на ходу застегивая брюки. Вампир все это время не отрывал голодного взгляда от его ягодиц, прикусывая собственные губы. Он предвидел, что Мика станет сопротивляться столь откровенным действиям с его стороны. Однако мальчишку стоило перехватить именно сейчас, чтобы он никому не рассказал об их маленьком секрете.
-Не так быстро, Мика.
Как часто он себе представлял эти моменты, глядя на его обнаженное тело, на пленке камеры, что стояла в комнате Мики, представлял, как будет касаться его, целовать, разрывать нежную кожу когтями и клыками, слизывая кровь. Казалось, что мальчик и не думал о подобном раскладе, хотя Ферид весьма и весьма проявлял свои симпатии недвусмысленно, не стесняясь лапать Мику даже на глазах у Третьей Основательницы, что уж говорить об особняке лорда Батори, где все, всё и вся подчинялось ему одному. И Микаэла тоже ему подчинится, стоило только его слегка к этому подтолкнуть.
Ферид поднялся с подлокотника, где сидел, и легко скользнул к Микаэле, хватая мальчишку за запястье, притягивая к себе обратно, заставляя развернуться и обнимая его за талию. К ногам вампира упал его светлый плащ формы стражей, но Ферида это не взволновало абсолютно. Он не опустил даже взгляда, вглядываясь в потемневшие глаза Микаэлы, любуясь его расширенными вертикальными зрачками.
-Ты лучше любой игрушки, которая была у меня когда-либо. – Тихо шепнул ему лорд Батори, вновь впиваясь в его губы требовательным поцелуем, прикусывая их до крови, чувствуя вновь ее сладковатый привкус во рту, начиная заводиться, отстраняясь лишь для того, чтобы он мог вздохнуть и затянулись ранки на его губах. – Я предлагаю тебе остаться на ночь, и тогда мы оба получим желаемое. А желание, если я правильно понимаю, у нас с тобой одно. – Ферид коварно ухмыльнулся, прижимая мальчишку к себе, проводя руками по его спине, заставляя выгнуться себе навстречу и потеревшись бедрами о его бедра, чтобы убедить его в своем желании и завести его.
Еще один настойчивый поцелуй и руки вампира сами находят его бедра, нежно проводя по ним, лаская, целуя его настойчивее, чтобы он не отвлекался от него и ощущений, беря его за руку, переплетая его пальцы со своими, увлекая упрямца в сторону своей спальни, откуда тот уже не сбежит, особенно если Батори сподобится запереть дверь на ключ. Все, как в первый раз, да, Мика? Но на этот раз тебя ожидает кое-что интереснее сладостей и сказки на ночь.

+1

7

Никогда в жизни ещё Мике не было так плохо и хорошо одновременно. Никогда ещё, ни будучи человеком, ни тем более в свою вторую жизнь вампиром, он не терял контроль так стремительно и окончательно.
Застегнув штаны, он сделал себе только хуже, в паху ныло от каждого шага, обычно комфортная униформа теперь казалась слишком тесной, удушливой, и приносила невыносимые страдания.
Сколько этой дряни он в меня влил?
Придя в особняк Ферида, Мика ожидал любого подвоха, но только не того, что его предаст его собственный организм. Теперь Микаэла был уже далеко не так уверен, что беспрепятственно доберётся до дома.
-Не так быстро, Мика.
Сильные руки вампира развернули его и мальчик снова оказался плотно прижатым к телу Ферида. Плащ, зажатый в его руках, скользнул на пол, когда Мика упёрся ладонями в плечи Батори, пытаясь оттолкнуть его от себя прежде, чем его организм снова сдастся под прикосновениями вампира и приведёт его к ещё одной ошибке.
Но он не успел. Губы Ферида вновь накрыли его собственный, заставляя с таким трудом успокоенное дыхание вновь начать прерываться. Клыки впились в нижнюю губу, заставляя мальчика предательски всхлипнуть от боли, и так же неожиданно отпустили, дав ему возможность осознать произошедшее и снова начать дышать.
Желание, о котором говорил Ферид, как и само понятие секса были для Мики далеки. Не то чтобы он совершенно ничего не знал, но знание это скорее ограничивалось уроком "откуда берутся дети", полученном в приюте, знанием о том, что любовь между девочкой и мальчиком может привести к чему-то большему, поцелуями, нежными прикосновениями руки к руке... В общем, познания Мики о половых отношениях сводились лишь к идеализированному представлению о крепкой любви, романтике, в общем, всему тому, что положено знать и чем положено грезить мальчику лет 8, но никак не шестнадцатилетнему подростку. Но именно в этом нежном возрасте Мика попал к вампирам и потратил следующие четыре года отнюдь не на попытки наладить романтические отношения с какой-нибудь девочкой, а на разработку и осуществление плана побега для своей семьи. А четыре года после - в постоянных тренировках, вылазках на поверхность и исполнении приказов Крул. Ни королева, ни другие вампиры так и не озаботились воспитанием мальчика, да и зачем?
Сам Мика никогда не воспринимал вампиров как людей или объект возможной привязанности, поэтому даже постоянные интимные прикосновения Ферида он воспринимал всегда как ещё один способ досадить себе, нежели как проявления какого-то конкретного желания.
Именно поэтому сейчас, когда Ферид делал ему такое откровенное предложения, Микаэла очень смутно понимал, чего от него хотят и что последует за его согласием, если он даст таковое.
Но, если его разум и оставался в неведении, то телу этого не требовалось. Прикосновения Ферида, заставляющие его прогибаться и вздрагивать от накатывающего волнами возбуждения, не оставляли Мике времени и ясности ума, чтобы что-то обдумать, тело само отвечало на них, заставляя дыхание молодого вампира участиться, а низ живота - снова сладко заныть, требуя более пристального внимания со стороны Ферида.
Очередной тихий стон утонул в настойчивом поцелуе, и снова Мика поддался напору собственных ощущений, отвечая на непрошенную, но доставляющую такое удовольствие ласку.
Мысли о сопротивлении вновь поглотил такой знакомый туман, наполнявший его голову с каждым прикосновением вампира. Когда Ферид потащил его за собой, Мика, знавший этот особняк как свои пять пальцев, даже понял, куда тот его ведёт, слишком отвлекала его ткань штанов, плотно прилегавшая к паху с каждым шагом, вызывавшая короткие всплески удовольствия, оставлявшие, в свою очередь, желание чего-то большего.
Лишь когда Батори втолкнул его в до боли знакомую комнату, Мика понял, что оказался в его спальне. Он бывал здесь бесчисленное количество раз в качестве донора и "подопечного" Ферида. На этих подушках он лежал некогда, а клыки Ферида погружались в его шею, причиняя страдания, этим одеялом укрывал его вампир, когда укладывал спать, строя из себя заботливого опекуна, чтобы потом жестко и кроваво вернуть Мику с небес на землю.
Впрочем, сейчас кровать не вызвала у Мики никаких ассоциаций, кроме желания добраться до своей собственной, уложить свое слишком чувствительное тело на хлопковые простыни и...
- Ты ничего не знаешь о моих желаниях, Ферид. - Мика освободил руку из хватки вампира. - И я не понимаю, чего ты от меня хочешь.
Щёки снова обожгло предательским румянцем и Мика прислонился к стене у двери, скрещивая руки на груди, - поза, призванная дать понять Батори, что их разговор будет недолгим и затем Микаэла покинет его особняк, как и собирался.
- Я не буду заниматься с тобой этим... этими извращениями, - румянец стал ещё ярче и Мика отвернулся, пряча его от вампира за волосами, нервно облизывая пересохшие после поцелуя губы.
Мике казалось, что воздух скоро начнёт колебаться вокруг него, как в летний полдень над асфальтом, от жара, снедающего его изнутри. Дыхание, несмотря на все его попытки контролировать себя, было быстрым и поверхностным, Мике не хватало воздуха.
Даже не смотря на Ферида, он остро чувствовал его присутствие рядом, и, хотя он жёстко отказывал ему вслух, Мика ощущал, как внутри часть его требует новый прикосновений, новых ласк, таких неправильных, грязных, но сладких, приносящих удовольствие и временное облегчение от безумного напряжения, скопившегося внизу живота.
Нет, он не должен попасть в новую ловушку. Мика слишком часто попадался на уловки вампира, чтобы знать, что ничего хорошего они с собой не приносят. И в этот раз всё будет точно так же. Мика чувствовал, что если он сдасться Фериду, то он сотворит с ним что-то неисправимое, что-то, что вновь не оставит от его и без того покалеченной им жизни камня на камне. Мика помнил, что Ферид позвал его сюда, чтобы жестоко наказать за проступок.
И вместе с тем часть его всё равно стремилась познать ощущения, которые могут приносить эти руки и их изощрённые ласки.
- Найди себе кого-нибудь другого для этого. - нетвёрдо закончил молодой вампир, всё ещё избегая смотреть в глаза Батори.

+1

8

И Фериду не составило труда понять, как именно работает этот механизм. И если Мика как-то внутренне ему сопротивлялся поддаваться ощущениям, то внешне это почти не ощущалось. И потому можно было прикрыть глаза и просто наслаждаться такой робкой и осторожной реакцией на его настойчивые ласки. Ласки исключали сопротивление со стороны мальчишки, Ферид видел по глазам, что ему хотелось этого, потому, когда Батори повел его в спальню, он пытался делать все, чтобы Мика не отвлекался от него, лаская, соблазняя, заманивая мальчишку в свои сети, словно паук будущую жертву. Одна фраза, один момент – и разум снова возьмет верх над Микой, а значит нужно было держать его в постоянном напряжении и непременно сделать так, чтобы он начал умолять о большем даже вслух. Тело Микаэлы отвечало на каждое его прикосновение дрожью, словно человеческая жертва и вампира это возбуждало. Но Ферид решил для их встречи воссоздать подходящую интимную обстановку. Тем более, в маленьком пространстве от него будет труднее скрыться, а значит Мика не покинет его комнату, пока лорд Батори не получит желаемое. Он попросту не даст ему это сделать. Ведь самое главное было унизить мальчишку, прежде всего в его собственных глазах, чтобы он чувствовал стыд каждый раз и вспоминал о том, насколько сладки могут быть ласки и прикосновения его наставника. И конечно, этот инцидент не выйдет за порог особняка, потому что Микаэле будет стыдно признаться даже самому себе о том, что ему нравится все то, что происходит сейчас. И возможно пока он все еще отказывал ему,  следуя голосу разума, его губы, робко целующие Ферида в ответ, умоляли дать ему больше, что в принципе входило в дальнейшие планы вампира.

Ферид оторвался от него, только когда они достигли дверей его спальни и выпустил его руку, втолкнув мальчишку в комнату, запирая дверь на ключ. Если Мика вздумает сбежать – выломать дверь для него не проблема, скорее это было просто напоминанием о том, чтобы слуги, находящиеся в поместье обходили эту комнату стороной, чтобы они не услышали за этими дверями. На губах у вампира играла торжествующая улыбка. Он уже получил, что хотел остальное, было всего лишь делом времени.
-Ты понимаешь это лучше, чем можешь себе представить. – Отпарировал лорд Батори, усаживаясь на край собственной постели, предвкушая момент, когда он завалиться туда не один. Ферид не стал тратить время даром, пока Мика обдумывал сложившееся положение вещей.
Он с удивительным спокойствием расстегивал на себе сюртук и рубашку, изредка поднимая голову и бросая на своего подопечного голодные взгляды. Мика же от прямых взглядов отворачивался и смущался, как школьница на первом свидании, только что признавшаяся учителю в любви. Ферид ехидно ухмыльнулся, складывая сюртук на краю кровати и обращаясь к Мике.
-О. А ведь это же наверняка был твой первый поцелуй, не так ли? – Ведь Мика ненавидел и людей и вампиров. Любя только свою семью. Возможно, у него могло что-то выйти с той девочкой из приюта, но Ферид уже сам позаботился о всех своих конкурентах, устранив их со своего пути. Здесь и сейчас существовали только он и Мика.
На очередное возражение и смущенную реакцию, вампир отреагировал одной из своих холодных дежурных улыбок.
-Станешь. – Спокойно откликнулся вампир, вспомнив вкус его губ, облизывая собственные. – Ты дал себя завести в эту комнату, и до сих пор не покинул ее с воплями, а значит тебе интересно, что произойдет дальше. Ты просто не хочешь это признавать.
Одним ловким движением вампир стянул ленту со своих волос и серебристые волосы веером упали ему на плечи. Черная лента, как до этого красная, осталась у Ферида в ладонях, но на сей раз, он придумал ей гораздо более полезное применение. Так же спокойно он расстегнул сапоги, снимая их, отставляя в сторону, оставаясь в одной расстегнутой рубашке и штанах. Нужно было дать Мике возможность прикоснуться к своему обнаженному телу, ощутить его возбуждение и самому окунуться в это наслаждение с головой, зная, что им никто не помешает. Фериду не терпелось ощутить его на вкус, да и сам Мика был не особо против, судя по отсутствию твердости в голосе. Ты же понимаешь, что уже не уйдешь отсюда, да, Мика?
-Зачем мне кто-то другой, если ты уже в моей спальне? – Спросил вампир, пытаясь отловить его взгляд. А ведь он и забыл, насколько это может быть сладко и как он изголодался по его крови и ласкам. Тупая боль отдалась в клыках, напоминая о себе, и внизу живота заныло от возбуждения. Ферид послал Микаэле еще один взгляд безумных алых глаз и стал медленно приближаться к нему, сокращая пути к отступлению, загораживая своим телом отступление к двери.
-Я ждал слишком долго… - успел пояснить Ферид, прежде чем выпустить свои желания из-под контроля, приближаясь к лицу мальчика, выдыхая ему в губы, чувствуя, как тот попытался вновь его оттолкнуть, перехватывая его руки, затягивая на них собственную ленту, вырывая у Мики последнюю надежду к отступлению. Он задрал руки над головой у мальчика, удерживая их дополнительно наверху стальной сильной хваткой. Вот уж теперь ты точно от меня никуда не сбежишь… - подумалось лорду Батори, прежде чем он приступил к продолжению.
Губы коснулись чужих податливых губ, отнимая всю волю к сопротивлению окончательно, в то время как свободной рукой Ферид продолжал раздевать мальчика, плотно прижимаясь к его телу, потеревшись пахом о его пах снова, проводя когтями по уже обнаженной коже, срывая и срезая острыми когтями несколько пуговиц с его одежды, распахивая ее полностью, проводя пальцем по груди, спуская руку вниз, расстегивая ширинку, забираясь рукой под белье, и принимаясь ласкать его член напрямую плотно сжатыми пальцами, отрываясь от его губ, чтобы услышать его стоны. Вампир вжал тело Мики в стену, плотно прижимаясь к нему, следя за тем, чтобы его грудь касалась груди мальчика, чтобы ощутить не только жар, который исходил от его тела, но и частое сердцебиение. Батори прикрыл глаза, наслаждаясь моментом. Именно так в его мечтах проходили их встречи, но теперь он ощущал тело Микаэлы под собой и чувствовал лишь нарастающее возбуждение, которое диктовало ему облизать его шею, прежде чем впиться в нее клыками и наконец, утолить те безумные голод и жажду, что преследовали Ферида все это время, пока он находился рядом с подопечным.

+1

9

Ферид будто не слышал его, или не хотел слушать. Вместо того, чтобы внять голосу разума, едва слышному даже самому Мике, он сел на кровать, раздеваясь, будто Мика только что согласился на эту безумную эпопею. Ни разу в жизни вампир не видел своего наставника голым и не собирался смотреть на него сейчас, быстро отводя взгляд, стараясь игнорировать шорох ткани в нескольких метрах от себя.
-О. А ведь это же наверняка был твой первый поцелуй, не так ли? - издевательский тон заставил Мику закусить губу и бросить все силы на то, чтобы не смотреть на Ферида.
- Меня уже целовала Крул, - он не стал добавлять, что имеет в виду тот памятный день четыре года назад. Вместе со смущением и в ответ на тон Ферида, внутри поднялась волна непрошенного злорадства. Ему хотелось насолить ему, пусть совсем по мелочи, отказав в праве быть первым. Мика не знал, уязвит ли это вампира, но очень надеялся, что да.
Впрочем, у Ферида это получалось ничуть не хуже, если не лучше Мики.
– Ты дал себя завести в эту комнату, и до сих пор не покинул ее с воплями, а значит тебе интересно, что произойдет дальше. Ты просто не хочешь это признавать.
Вздрогнув, мальчик невольно посмотрел на вампира, едва ли замечая его наготу. Ферид всегда умел бить ровно в цель, вынимая из души Мики самые тёмные мысли, чувства, самые потаённые секреты, и выворачивая их перед ним, заставляя устыдиться самого себя. На этот раз Микаэла не нашёлся, что возразить.
Ферид уже оставил верхнюю одежду на кровати, а в руках держал ленту, по всей видимости, снятую с волос. Несмотря на всю свою неприязнь к Фериду, периодически граничащую с полным безразличием, Мика с ужасом осознал, что ему не противно его тело. Его приводила в панику мысль о том, чтобы позволить Фериду и дальше касаться себя, позволить ему быть рядом и управлять собой в самом беззащитном своём состоянии, когда в голове стоит туман и он не способен контролировать ситуацию, но тело Ферида не отталкивало его.
Словно прочитав его мысли, Ферид встал, приближаясь и заставляя Мику вжаться спиной в стену, в тщетной попытке пройти сквозь неё и выбраться из-под пронизывающего взгляда алых глаз.
Когда Ферид приблизился на непозволительно короткую дистанцию, а его губы почти коснулись губ Мики, ладони мальчика упёрлись в его грудь в последней отчаянной попытке оттолкнуть. Мика почти не уловил движений, настолько быстро действовал вампир, очнувшись, лишь когда запястья плотно обхватила атласная лента, надёжно сковавшая его руки. Он, наверное, мог бы попытаться разорвать её, но железная хватка вампира, вжавшего его руки в стенку над его головой, свела на нет и эту возможность.
Впрочем, когда губы вампира нашли его собственные, Мика уже не думал о руках. Поцелуй затягивал, кружил голову, заставляя его закрыть глаза, чтобы сохранить жалкие остатки самообладания. Рука вампира шарила по его шее, груди, быстро расправляясь с многочисленными застёжками униформы.
Когда Ферид прижался к нему, Мика не успел подавить шумный вздох, - внизу живота вновь сладко потянуло, а от соприкосновения обнажённой кожи с чужой по телу словно разошлись электрические разряды, заставляя Мику вздрогнуть и тихо застонать вампиру в губы, когда Ферид вжался в его пах.
Мике казалось, что его щёки стали ещё горячее, если это только было возможно. Он знал, что Ферид, вжавшийся  в его бёдра, прекрасное ощущает степень его возбуждения. Он сказал столько громких слов, но его тело, живущее теперь, казалось, отдельной жизнью и своим умом, выдавало его вампиру с головой.
Когти прочертили кровавые полосы на его груди, заставляя молодого вампира застонать снова, но уже от боли. Никогда в жизни Мика не мог даже предположить, что боль может возбуждать. Но телу, кажется, было уже всё равно, любое прикосновение, любое ощущение, будь то ласка или боль, отдавались в паху горячей волной, оставляющей за собой мучительное желание большего. Рука вампира по-хозяйски забралась под ткань штанов и белья, заставляя Мику дёрнуться в тщетной попытке увернуться от прямого прикосновения, но, когда прохладные пальцы сжались на его члене, настойчиво лаская, Мика забыл не только это стремление, но и самого себя.
Никогда в жизни он ещё не издавал таких постыдных, полных желания звуков. Прежде, чем он даже смог понять, что делает, он уже подавался навстречу ласкающей его руке, сжимая стянутые лентой руки в тщетной попытке освободить их, вцепиться в Ферида и притянуть того ближе, заставить ласкать быстрее... Неприязнь, стыд, смущение, всё потонуло в слепом желании, находившем своё отражение в откровенных стонах, отражавшихся от стен комнаты.
А затем шею пронзило острой болью, которая заставила Мику захлебнуться очередным стоном. Боль смешивалась с удовольствием, делая последнее более острым, так, что Мика едва мог различить, что даёт ему наслаждение, - рука или клыки, и что причиняет страдания.
Всё его тело горело, и в этом жаре боль и удовольствие сливались в одно целое, заставляя его вжиматься в ласкающую его руку и одновременно приподнять голову, открывая клыкам вампира шею. Мика почти услышал щелчок в голове, когда желание сломило последний барьер разума, заставляя его прекратить всякое сопротивление и покориться ласкающей его руке.
И следующий стон стал не просто звуком, а сложился во вполне внятное слово:
- Ферид...

+1

10

I guess I like it when we play
the way you drag me down
I guess I like it when you hate me
the way you drag me down

Ферид поймал взгляд мальчишки, немного испуганный, немного растерянный. С расширенными зрачками и уже стремительно пересохшими губами, в которые снова хотелось впиться собственными. Да, сегодня Мика заплатит ему за все, и мальчишка это чертовски понимал, в глубине души, пока еще сохраняет над собой контроль и не дает своему телу владеть собой. Но для лорда Батори это уже не являлось проблемой. Возможно, стоило прибегнуть к этому с самого начала. Или ввести эту пытку удовольствием в их обычную практику. Мике понравится, примерно так же, как нынешняя ситуация нравится Фериду.
Длинные пальцы с острыми фиолетовыми когтями коснулись его подбородка, чтобы в последний раз увидеть в его взгляде эту ненависть, этот страх, прежде чем желание возьмет над ними обоими вверх. Выхода – больше нет, Мика. И наконец, мы остались наедине. Мальчишка воспротивился его резким и достаточно грубым движениям, но рука Ферида лишь крепче прижала его к стене. Он трепыхался, словно бабочка в его руках, сопротивляясь той участи, которая была для него с самого начала неизбежной.
Когти надавили чуть сильнее, заставляя Мику поднять голову, и язык Ферида скользнул по его губам, пробуя их на вкус. Он прихватил его нижнюю губу клыками, чувствуя то, как выступает кровь, утоляя такую знакомую жажду, заставляя боль уйти, и оставить у вампира лишь желание. Язык скользнул по нижней губе снова, а клыки разжались, позволив Мике тоже увлечься им. И тут Ферид вспомнил те слова, которыми вроде как пару минут пытался уязвить его Мика. И словно бы в ответ на эту попытку, когти вампира, ощутимо скользнули по коже мальчика, оставляя за собой глубокие рваные раны, заставляя Мику так податливо прогибаться под его руками. Вампир прижался к его паху своим, ощутив его возбуждение, Батори постарался прижаться к нему, как можно плотнее, чтобы Микаэла ощутил  и его возбуждение тоже. В паху сладко заныло, что заставило Ферида целовать мальчишку жарче и настойчивее, увлекаясь поцелуем. И лишь ощутив его тихий стон, вампир дернул кончиком уха, поднимая на Мику безумный, полный желания взгляд.
-Но думаю, что я целуюсь лучше Крул. – Откликнулся вампир в ответ на его стон, понижая голос на несколько тонов. Фериду не нужны были слова, когда его губы и язык заскользили по коже шее Микаэлы, чувствуя как тонкой рваной ниткой бьется его пульс, словно откликаясь на каждое прикосновение вампира.
И лишь, когда его холодные пальцы коснулись низа живота Мики, забираясь под белье, мальчишка задергался снова, но Ферид проигнорировал эти попытки, лишь плотнее прижимаясь к его обнаженному телу своим, буквально вжимая его в стену, зажимая между собой и стеной, не оставляя ни малейшего пространства. Клыки прокусили нежную кожу, разрывая, оставляя после себя длинные царапины, заставив Мику простонать снова. О, этот звук ему особенно нравился. И вампир лишь плотнее сжал пальцы, на горячей коже, начиная настойчиво ласкать член по всей длине. И это сломило Мику окончательно.
Ферид это понял по откровенным стонам, который издавал мальчишка, медленно покоряясь его ласкам и подаваясь ему навстречу. Пальцы Микаэлы нервно сжали его собственные, пытаясь освободиться. Но вампир, верно, уловил его намеки и прижался к нему сам, начиная ласкать его член быстрее и настойчивее, прикусывая кожу возле его шеи, спускаясь к ключицам, кусая его уже там, словно Ферид стремился оставить на теле Микаэлы следы своего пребывания, хотя бы ненадолго. Мика захлебнулся собственным стоном, так, словно ему не хватало на них воздуха, реагируя то ли на ласки, то ли на прикосновения клыков к чувствительной коже. Это не помешало Фериду сомкнуть губы на его коже, начиная пить его кровь, прикрывая глаза, не прекращая собственных ласк, вслушиваясь в его откровенные стоны, которые так ласкали слух вампира, позволяя забыть все слова, которые Мика говорил ему сегодня. Кроме, пожалуй, одного. Вампир поднял голову, услыхав собственное имя, отрываясь от его шеи и своей трапезы. Мика даже приподнял голову, подчиняясь его прикосновениям, открывая шею, чтобы вампиру было удобнее пить кровь из своей новой жертвы, и плотно прижимаясь к ласкающей руке, стараясь обтереться об нее чувствительнее.
-Мика… - Прошептал тихо вампир, проводя губами по его шее. – Скажи это. – Острые коготки пробежались по всей длине члена, вызывая у мальчика нервную дрожь. Вампир коснулся мизинцем головки его члена, мягко проводя по ней и следя за каждой реакцией Мики, что не было проблемой, поскольку оба вампира оставались тесно прижатыми друг к другу.
В принципе Ферида уже не так волновало его согласие. Вампир был достаточно возбужден и теперь отлично понимал, что Мика не выберется из этой комнаты без обещанного наказания. А оно не заставит себя долго ждать. Ферид заставил себя отступить на шаг, окидывая взглядом свою жертву. Раскрасневшийся, полураздетый и растрепанный Мика тяжело дышал и вампир ослабил хватку на его руках, удовлетворенный тем, что упрямый мальчишка, наконец, покорился ему и своим собственным желаниям. И выглядело это даже лучше, чем Ферид себе это представлял.
-Мы только начали. – Замурлыкал Ферид, приближаясь к нему снова, хватая за горло, сжимая пальцы так, чтобы остались синяки, с привычной легкостью поднимая мальчишку от пола и отбрасывая на кровать. На небольшом столике возле кровати стоял графин с еще теплой человеческой кровью, и лежала вчерашняя лента. Все это пригодится ему для того, чтобы сделать для мальчишки эту пытку еще более приятной и невыносимой одновременно. Ферид приблизился к Мике, глядя на него уже более снисходительно, но одним ловким и резким движением повязывая на его члене ленточку, перекрывая  доступ, чтобы он не мог кончить. Лишь только после этого стягивая с него штаны вместе с бельем, снимая с себя рубашку и методично раздеваясь до конца, снова впиваясь в его губы, на ощупь, хватая бокал с человеческой кровью, отстраняясь, разрывая поцелуй. Раздвинув ему ноги, Ферид спокойно вылил содержимое своего бокала на его пах и склонился к низу его живота, мягко целуя, чуть задевая клыками, чтобы выступила его собственная кровь, слизывая ее, оставляя за собой цепочку болезненных и кровавых следов. Удерживая мальчишку стальной хваткой, одной рукой мягко поглаживая его бедра, чтобы тот, наконец, расслабился и позволил Фериду взять вверх.

+1


Вы здесь » Owari no Seraph RPG » Альтернатива » AU. (NC-17!) Слёзы и кровь - всё как обычно, будем сжигать мосты!