Mikaela Hyakuya






Вертолёты - отличная штука, говорит себе Лакус. Куда лучше, передвигаясь по небу, видеть как можно больше территорий вокруг, да и скорость у него значительно выше, чем у собственных двух ног. Неоспоримое преимущество перед пешими прогулками. читать дальше
Вверх страницы
Вниз страницы

Owari no Seraph RPG

Объявление



27.07.2015 Форум закрыт. Подробности здесь.

20.07.2015 ПРОВОДИТСЯ ПЕРЕКЛИЧКА. С подробностями можно ознакомиться в соответствующей теме.

19.07.2015 ВНИМАНИЕ! Читать всем! Произошло обновление административного состава.

21.06.2015. ВНИМАНИЕ! Изменены правила форума. Подробности здесь.

26.06.2015. Открыто голосование за лучшего игрока месяца. Приглашаем всех поучаствовать!

01.06.2015. Закончено голосование за игрока месяца и пост месяца! С результатами можно ознакомиться в этой теме.

29.05.2015. Для желающих играть на форуме открыта новая акция.

26.05.2015. Открыто голосование за лучшего игрока месяца. Приглашаем всех поучаствовать!

10.05.2015. Внимание! Была изменена хронология игры, пожалуйста, ознакомьтесь с ней снова.

05.05.2015. Открыта первая линейка квестов, подробности можно посмотреть здесь.

01.05.2015. Наш форум официально открыт. Идет активный набор игроков.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Owari no Seraph RPG » Сюжетные эпизоды » FB. Там, где заканчиваются мечты.


FB. Там, где заканчиваются мечты.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://36.media.tumblr.com/0b3d79071aad244e2f0c515e81703c8f/tumblr_nmndnnpJG91si3uvio5_500.jpg

Краткое описание: Юичиро и Микаэлу, как и всех детей из приюта Хьякуя привозят в Сангвинем, город вампиров. И если Микаэла быстро адаптируется к новым условиям, то Юичиро превращается в маленькое стихийное бедствие, неспособное принять произошедшее. И всё бы хорошо, если бы выходки Юичиро иногда не раздражали вампиров, из-за чего его жизнь периодически оказывается на волоске.
Место: Сангвинем
Дата: 28.12.2012
Участники: Yuichiro Hyakuya, Mikaela Hyakuya

0

2

Когда его жизнь начала новый виток, приведя его в приют Хьякуя, Ю на короткий миг подумал, что уж теперь-то все кошмары, которые мучали его до этого — и побои матери, и попытки отца прикончить своего единственного сына — закончатся. Что уж это Рождество он проведет в кругу людей, которым он будет интересен и с которыми ему захочется дружить.
Ему не было доподлинно известно, почему его родная семья ненавидела его — для восьмилетнего ребенка слова «демон», «чудовище», «последний Серафим» не имели никакого смысла, за исключением страха за свою маленькую, едва начавшуюся жизнь.
Но новая, счастливая жизнь не успела начаться, хотя в ней успели проскользнуть и веселые разборки, и первое поражение, и знакомство со своим единственным другом. Она рассыпалась за несколько часов, когда перед ним в ужасных конвульсиях упал первый человек. Шок от увиденного был столь велик, что мальчик не успел никак отреагировать на произошедшее. И в то же время почувствовал, что теперь за этих детей отвечают они с Микаэлой. Потому что больше малышам положиться не на кого.
А это значит ответственность. Защиту. От всех бед, что произошли и еще наверняка произойдут с ними.
И беды произошли. Вампиры, существа из сказок, которые он читал ранее, существовали и заявили о себе, как только человечество начало умирать. Бесповоротно, без какой-либо причины.
Кровососы объяснили все вирусом, что убивал всех, кто был старше тринадцати лет. Так же он заявили свои права на выживших людей.
С сияющей на солнце поверхности всех их забрали в подземный город, носивший название Сангвинем, что был столицей цивилизации вампиров.
Юичиро понимал, что эти существа забрали их не просто так, по доброте душевной. Наверняка была какая-то цель. И вскоре эта цель была озвучена.
Кровь. Вот все, что требовалось от людей взамен на безопасность, защищенность от вируса. Так, как в прошлом люди использовали и разводили скот для питания, так вампиры собирали с каждого человека дань.
Люди были для них тем же скотом, потому как питаться чем-то другим кровососы не могли.
Шли третьи сутки их пребывания в этом жутком и темном месте, где искусственный свет слепил глаза и опасность поджидала за каждым углом.
Его раздражало все — и свет, и собственная слабость, и мерзкое пойло, что им выдавали каждый раз после процедуры забора крови, и ноющая ранка от иглы на шее, и ошейник с биркой, где было выбито его имя.
Еще Ю до жути раздражало спокойствие Мики. О чем он сразу же заявил, едва они отошли на безопасное расстояние от своих вечных сторожей, что пасли их с утра до вечера, оставляя в покое только тогда, когда они забивались в свои бараки, чтобы поспать и восстановить силы для следующих дней.
- Как ты можешь быть таким спокойным?! Только оглядись вокруг — этим кровососам только и надо, чтобы побольше из нас выкачать! - мальчику очень хотелось что-нибудь ударить, но они стояли посреди улицы и подходящих мишеней не находилось — оставалось только передавать свое негодование голосом и эмоциональными движениями рук.
Посмотри, что они сделали с этими людьми! - он умудрился придержать проходящую мимо девочку, которая чуть не упала от слабости на каменные плиты мостовой. Получив положенную благодарность, он лишь сильнее распалился и продолжил, уже готовый выдвигаться навстречу вампирам, что появились из-под арки.
- Это просто невыносимо! Я должен...должен убить их всех!  - первый шаг по направлению к отвратительным существам был сделан. Сделать все, чтобы освободить его и его семью — ладно, пусть он никому в этом не признался, но он уже стал считать этих детишек частью себя — от этого гнета. Здесь нет никакого оружия, все улицы тщательно вычищены, а значит, полагаться можно только на свои кулаки. Что ж, если придется умереть ради свободы остальных — он сделает это.

+1

3

Ответственность лежала на плечах Мики непомерным грузом. Он всегда был лидером среди детей и отстаивал эту позицию, но над ним всегда были люди, - воспитатели, директор приюта, в общем, взрослые, которые готовы были помочь ему с разрешением всех проблем и разделить с ним, если не перенять полностью, все его ответственности.
Когда в приют привели Ю-чана, именно Мика первым взял на себя ответственность за нового члена семьи и приложил все усилия, чтобы дети приняли Ю-чана так же тепло, как принимал его сам Мика.
Но через пару часов, когда в новоявленном братике уже души не чаяли, на мальчика навалилась ещё большая ответственность, - начался Апокалипсис, и именно Мике, несмотря на удушливый страх и подкашивающиеся коленки, пришлось взять себя в руки и начать собирать детей и руководить их спасением.
Впрочем, конечно же, ни к чему хорошему это не привело. Все они оказались в Сангвинеме, где, впрочем, ответственность только возросла. Микаэла благодарил небеса за то, что девочки взяли на себя обустройство быта - если бы ему приходилось заниматься ещё и этим он бы, наверное, свихнулся.
От Ю-чана тоже было мало проку - вместо того, чтобы помогать семье, нуждающейся в постоянном внимании, уходе и утешении, он всё свое время тратил на бессильную злобу на вампиров.
Мика же предпочитал тратить своё время на младших детей, по здоровью которых больше всего ударила ежедневная сдача крови, а также раздумывать над планом побега. В отличии от Ю-чана он понимал, что такие дела нельзя делать с наскока и очертив голову. Нет, сначала им нужен аккуратно разработанный план.
Но размышлениям мальчика здорово мешало то, что Ю-чан, не умеющий сдерживать свои эмоции, постоянно норовил броситься на вампиров и Мике приходилось постоянно за ним следить.
Вот и сейчас, после очередного сеанса сдачи крови, Ю-чан просто кипел от негодования, в то время, как Мика оставался спокойным и пил химическую дрянь для восстановления крови, краем глаза приглядывая за названым братом.
- Как ты можешь быть таким спокойным?! Только оглядись вокруг — этим кровососам только и надо, чтобы побольше из нас выкачать!
Вздохнув, Мика с трудом заставил себя проглотить очередной глоток противного пойла и улыбнуться.
- Ю-чан, мы не можем ничего с этим поделать, так что зачем злиться попусту? - Мика порылся в кармане и достал оттуда пакетик с витаминным составом, который Ю-чан отшвырнул ранее, не захотев пить, и протянул ему. - На, выпей. Иначе свалишься через пару дней.
У его нового братика было доброе сердце, слишком открытое, чтобы сдерживать эмоции, - и Мике это нравилось. Когда Ю-чан говорил, что они выберутся отсюда, то Мика невольно начинал верить, вопреки здравому смыслу и логике, что Юичиро и правда совершит чудо и вытащит их отсюда.
А до тех пор обязанность защищать его и гасить его гнев лежала на Мике. И, когда Ю-чан помог очередному ребёнку сохранить равновесие и упрёком обратился к Мике, мальчику не оставалось ничего иного, как оставаться спокойным и мягким, хотя он сочувствовал ребёнку точно так же.
- Мы не можем им ничего сделать, они намного сильнее и...
Но Ю-чан уже мчался на всех парах к паре вампиров и, судя по рыскающему безумному взгляду, пытался приметить, чем бы их приложить.
- Ю-чан!!! - Мике не понадобилось и секундного размышления, чтобы кинуться вслед за ним и схватить, крепко прижимая к себе.
Единственное, что пока играло на руку Микаэле - то, что Ю-чан был физически слабее его изначально, и ещё больше сейчас, поскольку не пил восстанавливающую кровь бурду. Поэтому Мика мог, хотя и с огромным трудом, удерживать его на месте.
- Ю-чан, приди в себя! Они убьют тебя и забудут, а я останусь с твоим телом на руках! - зашипел Мика на ухо своему другу и тут же получил по носу, когда Ю-чан дёрнул головой.
Воистину, когда Юичиро злился, утихомирить его уговорами было просто невозможно. Поэтому Мике приходилось стоять с ним в обнимку, спасая ушибленный нос от дальнейшего вреда, пока Ю-чан орал и брыкался.
Оставалось надеяться, что эти вопли не привлекут внимание проходящих мимо вампиров, обычно обращавших его на детей не больше, чем люди - на мусор под ногами.
Стоя с Ю-чаном в обнимку, Мика чувствовал себя ужасно усталым. Слишком большая ответственность на нём лежала и слишком кружилась голова после сдачи крови, мешая нормально думать. Единственное, чего хотелось Мике сейчас - увести Ю-чана домой и лечь спать.

+1

4

Благородный порыв был задавлен в корне, и кем! Его лучшим другом. 
Юичиро лишь раздраженно дернулся, успешно заехав головой по носу Мики, но вынужден был остановиться на полпути к намеченной цели  - все же, несмотря на все лишения, которые им пришлось перенести за эти три дня, он по-прежнему оставался силен.
И такая сила пропадает зря, когда может быть применена на благое дело!
Он даже пожалел, что несколькими минутами раньше лишь оттолкнул руку друга, когда Микаэла спешил поделиться жутким сухпайком, который, к сожалению, мог восстанавливать силы.
- Уф, Мика, пусти меня! Я должен...должен...сделать это сейчас!  - он старательно, но безуспешно пытался вырваться из захвата знакомых рук, с виду казавшихся такими нежными, но при этом сильных, а вампиры уходили прямо на его глазах, не обратив на маленькую потасовку никакого внимания. Лишь скользнули равнодушными взглядами, как будто Ю и его друг были не более чем забавной инсталляцией, скульптурной группой на этой улице.
Мика продолжал говорить, а Юичиро — не слушать. Если быть точным — слушать, но пропускать мимо ушей, всецело сосредоточившись на ускользающей цели,пока та не скрылась из вида совсем.
Лишь только тогда он довольно грубо дернулся и угрем вывернулся из державших его рук, развернувшись и сжав оба кулака:
- Да о чем ты говоришь, Мика? Если от этого их станет меньше, я — готов! - мальчик указал на себя большим пальцем, выказывая готовность к любым действиям.
- Если хотя бы один кровосос умрет от моей руки, то я рад, даже если погибну!  - он старался говорить тише, но эмоции то и дело срывали его голос на высокие ноты, которые еще больше распаляли его и раздражали.
Он достаточно силен для того, чтобы сломать этих безликих и безэмоциональных кукол-вампиров. И если дети...если дети из приюта Хьякуя...
На смену гневу почти молниеносно пришли злые слезы. Нужно больше силы, куда больше, чем есть у него сейчас!
- Мика, как ты не понимаешь, они...они убивают нас. Каждый день, каждую минуту, даже прямо сейчас и здесь! - шмыгнув носом и утерев слезы, он вдруг выдал:
- Мика, ты идиот! - и сорвался с места, удрав в направлении запутанных улочек Сангвинема.
Это был глупый и спонтанный побег, мальчик даже не успел задуматься о том, какую боль мог причинить другу своим высказыванием в его адрес. Но разве это не так? Разве те вещи, которые он сказал, неверные и неправильные?
Существует ли в этом мире хоть какая-то сила, которая была бы честна и справедлива?!
Вампиры не были честными до конца. Да, они предоставили им убежище на все Апокалипсиса, да, они даже кормили бедных людей, да, похоже было, что они так же каким-то образом охраняли людей.
Но! Это ничуть не делает их героями!
Разгоряченный, раздраженный, Юичиро не видел, куда несется — просто бежал и бежал вперед, не разбирая дороги. Ему повезло свернуть на улочку, на которой в тот момент не было детей, поэтому никаких неприятных столкновений так же не случилось.
Только одно — его столкновение с забором. Он успел поднять голову ровно в тот момент, когда дерево уже манило его. Шишка на лбу была обеспечена.
- Ох...ай-яй-яй... - пробормотал, стараясь не вопить, Ю, держась за ушибленное место. Лоб тут же стал горячим, как будто его окунули в горячую воду.
Откуда здесь взялся забор и какую роль он играл в планировке города, Юичиро, конечно же, не знал. Зато знал, что дерево легко поддается обработке. Стоит только умыкнуть ненадолго из их кухни ножик....
Мысль зрела, как на глазах, и о шишке было позабыто. Не иначе это просветление от удара.
Ради таких мыслей он был бы не прочь еще раз удариться об этот забор. Но сейчас важнее другое — как вытащить доску?

+1

5

Слава Богу, вампиры не обратили на них внимания. Лишь когда их силуэты исчезли за поворотом, Мика чуть ослабил хватку и Ю-чан не преминул этим воспользоваться, вырвавшись.
- Да о чем ты говоришь, Мика? Если от этого их станет меньше, я — готов!
Смотря на горящие ненавистью глаза Ю-чана и стиснутые в кулак пальцы, Мика понимал, что он действительно говорит то, что думает на самом деле. И тем горше ему было от того факта, что Ю-чан ни на секунду не дал себе труда задуматься над тем, что будет после того, как его прикончат за очередную дерзость или попытку нападения. О том, как будут плакать дети, о том, как без него будет жить дальше Мика, потерявший лучшего друга и единственного человека, с кем он мог бы составить внятный план побега.
- Мика, как ты не понимаешь, они...они убивают нас. Каждый день, каждую минуту, даже прямо сейчас и здесь! - Мика осторожно сделал шаг вперёд, чтобы утереть злые слезы на щеках Ю-чана, но тот отступил, словно перед ним стоял чужак.
- Мика, ты идиот!
Мика молча стоял и смотрел, как убегает Ю-чан, не спеша двигаться за ним. Слова друга жгли так, словно их выписывали на сердце Мики раскалённым железом. Ю-чан действительно думал, что ему всё равно, что Мика относился к тому большинству людей, которые были рады тому, что пришли вампиры и обеспечили их пусть и бедной, но безопасной жизнью. Ю-чан ошибался, но это знание ничуть не умаляло страданий Микаэлы. Главным было то, что его названый брат так думает.
От обиды защемило в груди и дышать стало тяжело, на глазах навернулись предательские слёзы, но ни одна из них так и не скатилась по щеке. Взяв себя в руки, Мика направился за другом.
В таком состоянии Ю-чан мог натворить что угодно и нарваться на крупные неприятности, поэтому обида Мики отошла на второй план.
- Ю-чан! Ю-чан, вернись! - медленно продвигаясь по лабинту улиц, Мика заглядывал в каждый переулок. Прошло всего три дня с того момента, как они оказались в этом городе и Мика ориентировался крайне плохо.
Надо было сразу побежать за ним, какой я дурак!
Мика нашёл его совершенно случайно, - услышал странный звук, исходящий из одного из тупиков дальше по улице и решил проверить. Ю-чан не заметил его, - кричать Мика уже давно перестал, - во-первых это не помогало, во-вторых от криков у него уже болело горло.
Ю-чан не заметил его, увлечённо отдирая доску от забора. Работа у него продвигалась явно медленно, - доска едва пошатывалась на глубоко вбитых гвоздях, а Ю-чан уже громко пыхтел, видимо, эта была не первая минута попыток её содрать.
- Вот ты где, Ю-чан, - Мика улыбнулся, осторожно привлекая к себе внимание. - Что ты делаешь, ты что, собрался ей драться?
Мике не нужно было задавать этот вопрос, он знал наверняка, что всё так и есть: Ю-чан пытается найти оружие, чтобы броситься вслед за вампирами.
Вид у его друга был такой взбешённый, что улыбка Мики немного увяла, но он старательно продолжал улыбаться, надеясь успокоить Ю-чана.
Подойдя ближе, Мика деловито посмотрел на забор и сделал вывод, что голыми руками Ю-чан доску не оторвёт никогда, - можно было немного расслабиться.
- Ю-чан, брось. Доской вампиров не убьёшь, - посмотрев на друга, Мика протянул ему руку.
- Много заноз успел себе насадить? Пойдём домой, вытащим их. И потом, надо убедиться, что у остальных всё в порядке.
Мику волновало то, что они так надолго отлучились из дома. Узнать точный час в Сангвинеме было почти невозможно, - в подземном городе не было видно неба и не было часов, - бессмертным существам не пристало следить за каждой минутой, как людям. Но люди есть люди, и дети пытались придерживаться хоть какого-то подобия режима. Мика смутно подозревал, что после сдачи крови прошло уже достаточно времени, а ведь самых маленьких нужно укладывать на тихий час, чтобы они могли восстановить свои силы. Интересно, будут ли они винить Мику за то, что он не вернулся домой вовремя, чтобы рассказать им сказу?
Вздохнув, Хьякуя осторожно взял Ю-чана за руку, потянув к выходу из тупика.
- Пойдём, Ю-чан, пожалуйста.

+1

6

Юичиро легко загорался какими - либо идеями. Особенно если эти идеи могли что - то в корне изменить. Для него не было никаких преград,  которые могли бы заставить его остановиться. Ведь ограничивают людей в большинстве случаев они сами,  установив для себя некие рамки,  за которые нельзя выходить. Для Ю таких рамок попросту не существовало.
Доска не поддавалась, несмотря на все усилия мальчика раскатать гвозди и вытащить её.  Но он не сдавался - когда устали руки, в ход пошли ноги. И снова по кругу. Кожу рук то и дело жгло маленькими уколами заноз,  но Ю не останавливался, то старательно качая доску, то злобно пиная её и представляя на её месте вампиров.
Месть,  однако,  не спешила свершаться,  равно как и кара за испорченный забор. Мысль о том,  что вампирам, в общем - то, нет дела до этого, так и не пришла в его голову.
Стыд за сказанное Микаэле отошел на задний план - живое воображение Юичиро в ярких красках рисовало ему долгожданную победу над кровососами. Вот падает один,  сраженный его катаной,  вот второй корчится в судорогах, царапая шею, в которую попал метко брошенный осиновый кол, а третьего вампира он просто хватает за шею и выносит на солнце, где от чудовища остается только пепел на его белоснежной перчатке.  И вот к нему подбегает Мика, зовёт его по имени....Зовёт? 
Радужные мысли свернулись в тугой комок и лопнули, как мыльный пузырь. Мика действительно стоял перед ним и, кажется,  был совершенно растерян тем,  что делал - точнее,  пытался сделать - Ю.
Разумеется,  увлекшись,  мальчик не слышал,  как друг искал его - он вообще не обращал внимания на то,  что происходило вокруг него.  Однако Мика напомнил ему о том,  что произошло несколько минут назад,  и Юичиро тут же ощетинился,  как рыба-еж, выпустив колкий комментарий :
- Ну и что с того? На войне все средства хороши,  так ведь говорят? Можно оглушить его,  если подойти незаметно сзади! А потом, потом... Потом можно отпилить ему голову,  пока он в отключке! - будучи не слишком знакомым со строением кровососов - если быть до конца честным, то и вовсе незнакомым - Ю действительно полагал это возможным.
Однако Микаэла остался абсолютно глух к этому эмоциональному высказыванию и потребовал предъявить руки. Только сейчас стало понятно,  что вытаскивать их будет больно и долго. И тем не менее это спокойствие действовало безотказно - Ю лишь протянул руки,  вкладывая их ладонями вверх в руки друга,  отвернув голову в сторону и пробормотав:
- Тоже мне мамочка тут нашлась... - и чуть краснея. Эмоции на его лице всегда выдавали его с головой.
Но Микаэла был прав. У них были дети, за которыми нужно было следить,  заботиться и которые нуждались в их защите. Ото всего - от слабости,  что неизменно сопровождала их после процедур,  окрашивая их личики в нездоровый молочный цвет,  о страхе, что преследовал из каждый раз,  когда они видели очередного стража - вампира.  Они не заслужили этого,  поэтому и Ю, и Мика старались изо всех сил,  чтобы детство их девочек прошло как можно более беззаботно. Если оно вообще может быть таковым в таком ритме жизни.
На смену гневу и смущению пришло раскаяние - настолько явное,  что Юичиро не смог вымолвить ни слова. Раскрыл было рот - и застыл, чувствуя,  как снова собираются слезы на глазах. Он хотел быть прощеным,  но слова предательски скатывались обратно в горло.
И Юичиро оставалось лишь кивнуть и поплестись вслед за Микой по узким кривым улочкам. Собирая всю свою силу воли в кулак.
- Мика, я..- "пожалуйста, не оборачивайся, иначе у меня не хватит смелости сказать это!" - я не считаю тебя идиотом! - Едва эти слова были произнесены,  из глаз хлынули слезы облегчения. Сумел,  смог сказать! - Я просто... Уф...Просто хочу выбраться отсюда!  Всем вместе!  - Ю неловко вытер слезы рукой,  пытаясь их остановить.

+1

7

- Тоже мне мамочка тут нашлась... - но Мика не слушал, разглядывая руки друга, как он и предполагал, усыпанные занозами, некоторе из которых вошли уже достаточно глубоко, чтобы он не мог подцепить их ногтем.
Тут понадобится пинцет или, на худой конец, игла, но где их взять? У них были ножи, чтобы готовить себе еду, но найдётся ли дома иголка... Надо спросить у девочек, наверняка, у них иглы найдутся.
Взяв притихшего и явно готового к прогулке домой Ю-чана за руку, Мика повёл его прочь от злосчастного забора.
Пока они шли, Мика размышлял о том, что скажет своему другу дома. Ругать его, вроде бы, было не за что, - Мика понимал его ненависть к вампирам и желание их уничтожить.
- Но нельзя же так откровенно это выражать! Его же убьют!
- Но Ю-чан всегда был таким импульсивным, ты вспомни...
- Но теперь, когда мы у вампиров надо вести себя тише.

В голове Мики сражались две его стороны. Одна, любившая Ю-чана всем сердцем, вместе с его импульсивностью, говорила Мике, что ему надо просто вдумчиво объяснить ситуацию и заставить понять, что он подвергает их всех опасности. Вторая же сторона, руководствовавшаяся холодной логикой и чуждая эмоциям, говорила, что Ю-чана надо как следует отругать, чтобы вбить в его глупую голову немного здравого смысла.
Сам же Мика в итоге остановиться на золотой середине.
Позади доносилось подозрительное сопение и шмыганье носом, предвещающее скорое покаяние Юичиро. Ю-чан всегда так делал, - сначала кричал и ругался, делал что-нибудь грубое, а затем, поняв, что он был неправ, начинал переживать и извиняться.
Вот и сейчас он заговорил, и по сдавленному тону голоса Мика тут же понял, что глаза у Ю-чана на мокром месте, но не стал оборачиваться, только осторожно пожав его руку, высказывая поддержку.
- Всё в порядке, Ю-чан, я не обиделся! Я ведь знаю, что ты у нас глупенький и сначала говоришь, а потом думаешь. - жизнерадостно отозвался Мика, пытаясь остановить слёзы шуткой. - И Ю-чан...
Всё же обернувшись, он улыбнулся другу.
- Я тоже хочу выбраться отсюда и вытащить вас всех. Конечно хочу. И уже разрабатываю план.
И Мика потащил друга дальше, стремясь добраться до дома и поделиться с ним своими раздумьями на этот счёт. Ему приятно было думать, что теперь Ю-чан внемлет его словам и они смогут работать сообща на благое дело, а не мешать друг другу. Глядишь, так они смогут выбраться быстрее.
Руку названого брата он выпустил только переступив порог их маленького, но уже уютного, - благодаря тому, что они жили тут вместе, - домика.
- Вот мы и вернулись. У нас есть иголки? - с порога взгляд ситуацию в свои руки Мика. Дай Ю-чану улизнуть и он снова пропадёт в городе, а занозы воспалятся и достать их будет гораздо сложнее и больнее.
Получив от одной из девочек иглу, Мика кивнул Ю-чану и направился вместе с ним на второй этаж, подальше от детей и их любопытных глаз, кивая ему на стул у стены.
- Садись, Ю-чан, будем вытаскивать.
Не то, чтобы Мика взял на себя обязанности врача в их семье, но он был единственным, кто мог удержать Ю-чана на месте, если бы тот начал брыкаться, поэтому забота о его ранах, ссадинах и ушибах, которые Ю так часто приносил со своих прогулок по городу, ложилась на Мику.
Усадив не желающего слушаться Ю на стул, Мика опустился на колени рядом, осторожно надавливая иглой на край крошечной ранки, выдавливая оттуда занозу.
- Сиди смирно, а то проткну ещё что-нибудь, хуже будет. - высунув кончик языка от усердия, мальчик пытался подцепить кончик одной из крошечных щепок ногтями и вытянуть. Наконец, добившись своего, подул на ладонь, успокаивая боль и поднял глаза на Ю.
- Разве можно так себя не беречь, Ю-чан? Или ты думаешь, что мне потом не больно, когда я вытаскиваю из тебя занозы и обрабатываю ссадины, а?
Взгляд Мики стал грустным, - нет, не понимает, куда ему. Он думает, что все вокруг важнее, а собой можно и пренебречь. Совсем не думая о том, что пусть они для него и не семья, но он для них - часть их семьи, и все они сойдут с ума, если с ним что-то случится.

+1

8

Он был растерян, смущен сложившейся ситуацией и одновременно раздражен тем, что так легко поддается и проявляет такие яркие эмоции. Возможно, было бы куда проще, если бы Ю умел прятать и скрывать их, как Микаэла. Но он этого абсолютн не умел, предпочитая быть честным с самим собой и окружающими.
Если тебе больно - рычи, если весело - смейся. Если хочется заплакать - плачь, кричать  - закричи как можно громче. Не прячь ничего в себе, ведь однажды это уничтожит тебя изнутри, когда чаша терпения будет переполнена.
Вот он, тот, кто привык скрывать все свои чувства внутри. Иногда Юичиро хотелось хорошенько встряхнуть друга и прорычать, мол, ну, давай же, покажи мне все свои чувства.
Он столь редко замечал на лице Мики какую-либо другую эмоцию, кроме доброй и открытой улыбки, которая, казалось, способна была уговорить его на какие угодно действия. А когда замечал вдруг легкий налет грусти - ему хотелось прижать друга к себе и не отпускать, пока он не начнет возмущаться.
В любом случае, стоило Мике обернуться и произнести эти слова, что целиком и полностью совпадали с его мыслями, Ю ничего не оставалось, как счастливо улыбнуться, утирая остатки слез.
Радость от услышанного так и затопила его с макушки до пяток, и до самого дома мальчик не задавал никаких вопросов, то и дело пожимая чуть крепче, чем положено, ладонь Мики.
Мика думает план! Надо же! А ведь еще час назад Юичиро казалось, что его друг просто смирился с текущим положением дел и уныло тянет эту лямку - пародию на настоящую жизнь со всеми приключениями и опасностями, что могут встретиться на этом пути. Но нет, его друг, похоже, просто не хотел говорить об этом, пока не поймет, какие мысли есть у него, Ю. А он, сам того не замечая, столько времени потратил на злобу, вместо того, чтобы сесть и обсудить все!
Чувствуя, как лицо снова начинает пылать от стыда, а на глаза предательски наворачиваться слезы, он мотнул головой, вытряхивая из неё и ненужные сейчас мысли, и лишние эмоции, которые, безусловно, заставят поволноваться всех. И Мику в том числе.
Улыбка сидела на его лице, как приклеенная, пока дети гурьбой висели на нем, радуясь приходу старших братьев домой. Привычно проворчав, что никакой он им не брат, Юичиро уже было собрался ускользнуть незаметно на чердак и прикинуться спящим, но этот замысел был прерван в корне - вопрос Микаэлы вызвал бурю, и через какую-то минуту иголка была найдена и торжественно вручена в заботливые руки.
Ускользнуть на второй этаж одному не получилось - поймав взгляд Мики, Ю только сконфузился. Конечно, руки ныли почти нестерпимо - теперь, расслабившись дома, он ощущал это куда сильнее, чем тогда на улице, когда вытаскивал доску из забора. Но сама идея по-прежнему казалась ему заманчивой, и он даже решил, что как-нибудь, пока друг будет занят чем-нибудь дома, он ускользнет и доделает то, что задумано. А припрятать её можно и где-нибудь около дома, чтобы потом далеко за ней не ходить. И исчезновения ножа так будут менее заметны...
Думы захватили его, но не настолько, чтобы он забыл о том, что занозы надо вытаскивать, а значит, надо было срочно придумать, как избежать неприятной ситуации.
- Сами выпадут, сами пройдут. Ничего страшного, Мика! - отбиваться от Микаэлы Ю не мог и не хотел, но выражал протест всем, чем только мог - словами, жестами, в какой-то момент даже скосил глаза на лестницу, подумав, что сможет найти свое спасение среди девочек. Но Мика был настойчив, а Юичиро не хотел снова влезать в драку - слишком хорошо еще помнился прошлый опыт, научивший его хоть немного, но сдерживать свой нрав.
Пари было проиграно, Ю усажен на стол, а Мика принялся за занозы, которые, казались, заныли еще сильнее, стоило поднести к ним иглу. Он морщился и терпел, но то и дело восклицал, когда игла заходила слишком глубоко от его же попыток встать и сбежать от этой мини-экзекуции.
- Разве можно так себя не беречь, Ю-чан? Или ты думаешь, что мне потом не больно, когда я вытаскиваю из тебя занозы и обрабатываю ссадины, а? - приходя в себя, откинувшись на спинку стула, Юичиро тут же заворчал, выстраивая линию обороны от осуждающих вопросов друга:
- Как тебе может быть больно, если занозы посадил я? Я бы и сам справился, но... - сопение. Спасибо. - мысли его, как и всегда, блуждали где-то далеко, завязываясь в тугие узлы, из-за чего зачастую фразы заканчивались не тем, чем начинались.
Руки были перевязаны - помогли девочки - а Юичиро все никак не решался подойти к Мике и еще раз подробнее расспросить обо всем, что он там успел задумать. И в то же время хотелось помочь - ведь если Мика расскажет,то он, Ю, сможет сразу же что-то предпринять или предложить сделать по-другому.
В конце концов терпение и без того беспокойного Юичиро лопнуло, как мыльный пузырь, и он, едва не разнеся половину кухни, утащил Мику вслед за собой снова на второй этаж.
Теперь была его очередь усаживать Микаэлу на стул и устраивать допрос, удобно устроившись на полу, скрестив ногу по-турецки.
- Ну, Мика, расскажи мне, мне очень любопытно, что ты там задумал в твоей голове.

0

9

- Как тебе может быть больно, если занозы посадил я? Я бы и сам справился, но...спасибо. - Мика тяжело вздохнул, выуживая из-под кожи очередную занозу и поднимая глаза на друга.
- Потому, что ты - часть моей семьи, я люблю тебя и мне так же больно смотреть на то, как больно тебе, как если бы я поранился сам. - голос Мики оставался тёплым и спокойным, он уже давно бросил попытку вбить тот факт, что Ю-чан - часть их семьи в его глупую голову. Теперь приходилось постоянно напоминать ему об этом, но это знание держалось в голове Ю не более 5 минут.
Впрочем, если даже Ю-чан и не признавал их всех вслух семьёй, то его обращение с ними ясно говорило о том, что Ю-чан уже давно прикипел к детям и Мике всем сердцем. Для такого эмоционального человека скрыть этот факт было просто невозможно.
Закончив вынимать занозы, Мика спустился вместе со своим названым братом вниз, отдав его на попечение девочек. Ему самому предстояло ещё многое сделать. Расспросить детей о том, как прошёл их день, уложить малышей на дневной сон, поговорить с девочками... Наверное, со стороны казалось, что Микаэла всего лишь мелет языком не переставая, но на самом деле их семье нужна была постоянная поддержка и забота, чтобы существовать дальше единой группой. Мика аккуратно пресекал конфликты, примирял детей с нелёгкой действительностью, старался проводить с ними всё время, как и раньше, чтобы они могли чувствовать себя как дома, как будто Апокалипсис и не наставал...
В общем, Мика и думать забыл о каком-либо обсуждении дальнейших планах, пока Ю-чан буквально не уволок его обратно на второй этаж.
- Ю-чан, в чём дело? - Мика с тревогой взглянул на забинтованые руки друга, опускаясь на пол напротив него. Все ли занозы он вынул? Не дай Бог начнёт нарывать, в этом городе не достанешь лекарств.
- Ну, Мика, расскажи мне, мне очень любопытно, что ты там задумал в твоей голове.
Мальчик успокоенно вздохнул. Вот, значит, в чём дело. Ну что ж, это хорошая возможность мягко донести до Ю-чана его сегодняшние ошибки.
- Прежде всего, Ю-чан, я думаю, что отсюда нам помогут сбежать мозги, а не грубая сила, - Мика поднял палец, привлекая внимание друга. - Мы же здесь окружены вампирами. Даже ударь ты одного, что будет, если прибежит подмога? Поэтому надо действовать с умом и устроить побег так, чтобы нас не заметили.
Микаэла подозрительно посмотрел на Ю, он не был уверен, что друг воспринимает его слова, идущие вразрез со всеми его действиями до этого момента. Впрочем, понадеялся Мика, раз Ю-чан снизошёл до спокойного обсуждения, то он готов выслушать и понять то, что ему говорят.
- Смотри, на данный момент мы знаем только эту часть города, - Мика принялся чертить воображаемую карту на деревянном полу. - Вот наша улица, а вот соседняя, вот тот тупик где ты был сегодня, а примерно здесь тот зал, где берут кровь.
Чертя карту Мика осознал, как мало они на самом деле видели за эти дни. Сангвинем был огромен. Не как Токио, конечно, но как пара крупных его районов. А они знают лишь пару улиц, да донорский зал. Побег при их уровне знаний невозможен, они заблудятся и их отыщут вампиры прежде, чем дети сумеют даже выбрать направление, в котором идти.
- Мы знаем этот город очень мало, Ю-чан. А изучение займёт слишком много времени, некоторые из нас уже слишком плохо себя чувствуют, чтобы весь день провести на ногах, - Мика озабоченно нахмурился.
Слишком много проблем ему нужно было решить. Прежде, чем искать выход из города, хорошо бы найти хотя бы нормальную еду, чтобы поставить детей на ноги. Но где её возьмешь в городе существ, которым человеческая еда в принципе не нужна?
- Поэтому, Ю-чан, нам нужна карта города! - заключил Мика, заставляя себя улыбнуться. - Если у нас будет карта, то мы сможем передвигаться уверенно и быстро, а значит, у нас будет шанс улизнуть до того, как вампиры даже поймут, что мы пропали куда-то, понимаешь?
Мика закусил губу, смотря на Ю-чана. Проблема, конечно, ещё найти и достать эту самую карту. Микаэла уже примерно представлял себе, где можно её найти, но втягивать в это друга не хотел. Среди вампиров были "аристократы", к которым другие вампиры относились с уважением. Именно особняки этих аристократов, как понял Мика, поднимались над невысокими строениями города. Наверняка, в этих особняках можно найти и карту, но вот как попасть в дом высокопоставленного вампира и не быть схваченым? Этого Мика пока не придумал и боялся, что не придумает никогда.
- Я обязательно её достану, Ю-чан, - Мика не обнаруживал перед другом свою неуверенность, всё так же спокойно улыбаясь ему, - Но мне нужна твоя помощь.
Осторожно взяв рука за руки, стараясь не причинить боли, Мика подсел ближе, понижая голос, чтобы сконцентрировать внимание Ю-чана на своих словах.
- Если ты хочешь помочь мне в побеге, то не нарывайся больше на драку с вампирами, хорошо? Если с тобой что-то случиться, то я не смогу защитить остальных в одиночку. Нам понадобится твоя сила позже, но до тех пор, пожалуйста, не ставь весь наш замысел под угрозу, хорошо?
Мике хотелось надеяться, что он не только получит обещание, но что это обещание как-то отразиться на реальности. Мальчику было очень неприятно думать о том, что кровососы что-то сотворят с Ю-чаном до того, как он, Мика, обеспечит их картой и возможностью побега.

+1

10

Ю с облегчением выдохнул, когда Мика опустился рядом - приятно было осознавать, что друг все же решит наконец поделиться с ним секретами, что поселились в его голове.
Маленькая тайна для двоих , которой не надо ни с кем делиться, потому что никто другой не оценит, не поймет, испугается.
Кто-то другой, но не Микаэла. И не Юичиро.
Раз они взялись за это дело, раз они думают об одном и том же - значит, так тому и быть. Однажды, когда предоставится возможность.
А сейчас есть время, чтобы послушать, обсудить и решить, что им делать дальше.
Слушать. С этим у Ю периодически был проблемы — он легко переключался между несколькими делами и так же легко отвлекался на любую незначительную мелочь. Однако в этот раз ему требовалась вся его сосредоточенность, чтобы полностью выслушать простой в своей гениальности — несмотря ни на что, Юичиро был целиком и полностью уверен, что Мика в какой-то степени волшебник — план друга.
Поэтому он подсел как можно ближе, едва не наваливаясь на Мику, пока тот показывал ему примерный план того, как выглядит Сангвинем. Параллельно он пытался найти ответ на вопрос, который мальчик ему только что задал -  относительно того, что на подмогу одному вампиру придут другие?
Чуть хмурясь, он пытался решить эту задачу. Если убрать одного, то придут другие, и на кого в первую очередь упадет подозрение? Конечно же, на скот. Вампиры никогда не церемонились с людьми — могли толкнуть, пройти по ним, а то и вовсе пнуть, мол, не мешайся на дороге. А ведь большинство из них были куда младше Ю и Мики!
Чувствуя, как закипает, Ю попытался вновь вникнуть в то, что говорит его друг, увлеченно рисуя на грубом деревянном полу некое подобие карты. Как зачарованный, Ю следит, как вырастает один квартал, а за ним другой, а вот это большое здание — зал для забора крови. Он машинально потер шею — укол от иглы никак не сходил, и, похоже, что этот шрам у них останется на всю жизнь. Жизнь, которая обязательно будет свободной! Пальцы левой руки мгновенно сжались в кулак — они обязательно убегут отсюда, нужно только положить на ум Мики и силу Ю. Руку от такого резкого движения, конечно же, свело — все ранки, оставшиеся от болезненного удаления заноз, сразу же отреагировали острой болью. Но он только скрипнул зубами, заставляя боль убраться подальше.
По большом счету, Юичиро действительно было наплевать, что станет с ним, если дети и Мика сумеют спастись. Но одна детская, все еще нежная его сторона желала уйти вместе с ними. Живым. Пусть даже не очень целым — предположим, без руки. Небольшая плата за то, чтобы быть свободным человеком. Не скотом.
Тем временем пол уже покрылся картой - очень примерной, однако Ю смог проследить весь путь, который они ежедневно проделывали из дома до зала, а также тот странный тупик с забором, где он отковыривал доску.
- Мы знаем этот город очень мало, Ю-чан. А изучение займёт слишком много времени, некоторые из нас уже слишком плохо себя чувствуют, чтобы весь день провести на ногах, - он кивнул, соглашаясь, действительно так считая. Дети, над которыми они взяли опеку, были очень слабы - иногда им даже не хватало сил дойти до дома, поэтому он садились где попало и засыпали. Ходили слухи, что кто-то после такого не просыпался, а наутро их тела таинственным образом исчезали. Очевидно, трупы куда-то скидывались, чтобы не тревожить остальной скот. От мысли, что однажды он может вот так же не найти кого-то из своей семьи - пусть Юичиро никогда этого и не признавал, он тем не менее, с легкой подачи Мики и остальных, привык к этому "мы-семья", а спустя какое-то время и загордился этим - его то и дело бросало в дрожь. Если вот так пропадет кто-то из девочек, если пропадет Микаэла!...
Ужас ледяным холодом сковал все его существо - на то короткое мгновение, пока Мика снова не заговорил.
Карта. Да, безусловно, им нужна карта. Но где её взять? Стащить у кого-то, кто сторожит их? Ю искренне верил, что рядовые вампиры могут носить с собой карту города, пусть даже на всякий случай.
- Я понимаю, Мика. - он еще раз кивнул в подтверждение своих слов. - Нужно уйти быстро и незаметно, чтобы нас никто не хватился, правильно? Значит... - мальчик уперся подбородком на сложенные домиком руки и продолжил мысль: - Надо уйти в то время, когда вампиры не бодрствуют...и обязательно найти карту.
- Я обязательно её достану, Ю-чан - чуть смутившись от того, что его руки в который раз за день находятся в руках Микаэлы, Ю тут же чуть скривил рот, понимая, что именно сейчас начнется та самая часть, которую он никогда не любил. Часть, в которой ему скажут о том, что:
- Если ты хочешь помочь мне в побеге, то не нарывайся больше на драку с вампирами, хорошо? Если с тобой что-то случиться, то я не смогу защитить остальных в одиночку. Нам понадобится твоя сила позже, но до тех пор, пожалуйста, не ставь весь наш замысел под угрозу, хорошо? - Юичиро досадливо дернул уголком губ. Так и знал, что сейчас Мика скажет, что помощь Ю, ему, по сути, не нужна. Только потом, когда...когда что?
Упрямец нахмурился, и проворчал, позабыв, что его руки по-прежнему находятся в ладонях Мики:
- Ну и что ты прикажешь мне делать? Сидеть на месте и смиренно ждать, пока вокруг меня происходит такое?! - голос его становился все громче по мере того, как он заводился от своих же слов, раскручивая спираль ненависти к вампирам.
- Я хочу помочь тебе! Я хочу помочь всем нам! Но ты должен сказать чем еще я могу помочь, кроме ожидания! Оно...оно убивает меня похуже сдачи крови.

+1

11

Мика знал, что так будет. Знал, что то, что он собирается рассказать противоречит самому характеру Ю-чана. Юичиро всегда был сторонником активного разрешения проблем. Тебя обижают? Постой за себя, дерись! Именно этот принцип был своеобразным кредо его друга, и именно против него сейчас шли речи Мики.
Он видел, как лицо друга сменяет выражение за выражением, - то хмурились брови, когда Юичиро обдумывал его слова, то его лицо прояснялось, когда он уловил мысль про карту, то на его лице появлялось выражение энтузиазма, то волнения.
Эмоции Ю-чана всегда были для Мики открытой книгой, впрочем, для кого нет?
Вот он сказал, что найдёт карту и лицо Ю-чана приобрело раздражённый вид. Мика знал, что эта информация дастся Юичиро с трудом, но не предполагал, что реакция будет такой бурной.
- Ну и что ты прикажешь мне делать? Сидеть на месте и смиренно ждать, пока вокруг меня происходит такое?!
Голос Ю-чана взвился так, что их наверняка могли слышать не только дети внизу, но и половина Сангвинема.
Так не пойдёт. Потянувшись к Ю-чану, Мика накрыл ладонью его рот, заглушая возмущённые вопли. Второй рукой мальчику пришлось опереться о плечо друга,чтобы не потерять равновесие, впрочем он всё равно потерял его через несколько секунд,когда Ю-чан начал сопротивляться. В итоге Мике пришлось ещё и завалить его на пол, чтобы сломить сопротивление и не получить ненароком в глаз. Оседлав Ю-чана и всё ещё зажимая ему рот, Мика продолжил.
- Ю-чан! - возмущённо зашипел он на друга, - Не так громко, нас услышат! Я не хочу втягивать в это других, а ты?
Тяжело вздохнув, Мика осторожно отнял руку, позволив Ю-чану высказаться в свой адрес, он не сомневался в том, что его снова назовут идиотом и выскажут много чего нелицеприятного, но его названый брат оказался на удивление тихим. Может, Ю-чан наконец начал понимать, что к чему?
- Ты будешь помогать мне, Ю-чан, я не говорил, что ты будешь просто сидеть и бездельничать, - строго напомнил Мика, - Но ты должен понимать, что если ты собрался участвовать в этом плане, то должен участвовать во всех его частях, Ю-чан, ты к этому готов?
Удобнее устроившись на Ю-чане, - надо сказать, что это было гораздо удобнее, чем сидеть на холодной необработанном деревянном полу, рискуя получить занозу в нежное место, - Мика серьёзно смотрел на него, всем своим неулыбчивым видом показывая, что он не шутки шутит.
- Мне тяжело одному, Ю-чан! Ты пропадаешь в городе, а мне нужно следить за детьми, укладывать их спать, разговаривать с ними, чтобы они не боялись, читать сказки на ночь, искать нужные вещи в этом чужом городе. А ты... - Мика обвиняюще ткнул друга в грудь пальцем, - В это время отдираешь доски и пытаешь убить ими вампиров и ввязываешься в неприятности. Мне нужна помощь, Ю-чан, но не только в героической операции по спасению нашей семьи, но и в делах этой нашей общей семьи.
Сделав короткую передышку, Мика заговорил снова, не дав Ю-чану вставить и слова.
- Какой толк спасать всех, если за это время они заболеют от грязи в доме, подхватят простуду, потому что у нас не было времени найти им одеяла или будут страдать от страха в одиночестве, пока нас нет? Мы - их старшие братья, Ю-чан, пусть ты и не хочешь этого признавать. Именно мы ответственны за них. И если ты будешь продолжать вынашивать глупые планы мести вместо того, чтобы помогать мне с нашей семьей, то никакого побега никогда и не будет.
В ходе своей прочувствованной речи, Мика аккуратно нажимал на все те рычажки давления, которые он только знал, чтобы Ю-чан почувствовал себя виноватым. Не потому, что Мика действительно имел к нему все эти претензии, вовсе нет, но если Ю-чан будет занят домашними делами, у него будет гораздо меньше времени, чтобы ввязываться во всякие опасные приключения. Мика знал, что Ю-чану не хватит терпения и терпимости, чтобы искать карту, не привлекая к себе внимания. Скоро об этом будет знать весь Сангвинем. А потому для всех будет лучше, если Ю-чан останется дома, а картой займётся Мика.
- Поэтому для начала ты, мистер "я-хочу-спасти-всех" будешь помогать мне обеспечивать этим "всем" достойную жизнь! - заключил Мика, смотря на кислое выражение лица Ю-чана и думая о том, как подсластить горькую пилюлю.
Наклонившись к другу, мальчик заговорчески прошептал ему на ухо:
- Я потом настанет время настоящих действий, Ю-чан, ты поможешь мне добыть карту и вывести всех отовсюду. Ты поможешь мне, но только если помогать начнёшь прямо сейчас.
Поставив перед другом ультиматум, Мика слез с него и протянул ему руку, чтобы помочь встать, улыбаясь, как ни в чём ни бывало. Он знал, что этот разговор дался Ю-чану нелегко, но у Мики не было другого выбора, как надавить на него, - фигурально и буквально, - чтобы заставить уйти подальше от опасности.
Когда-нибудь он поймёт, что я сделал это для него, потому, что он дорог мне. Но не возненавидит ли он меня до этого момента? - грустно подумалось Мике. Сколько бы раз он ни объяснял Юичиро, что тот дорог ему, друг никогда не прислушивался к его словам. У Мики просто не было иного выхода, кроме как заставить его вести себя осторожнее.
- Ю-чан, ты согласен? - Мика тепло улыбнулся, взяв руку друга в свою, - Я хочу, чтобы мы все выбрались отсюда живыми и невредимыми, точно так же, как и ты. Давай не будем ссориться и спорить, ведь мы оба делаем одно дело.

+1

12

- Я не хочу сидеть сложа руки, я хочу помогать! Умм! - его гневная речь была оборвана самым отвратительным образом - Мика зажал ему рот, уперся рукой в его плечо и повалил на пол, приложив лопатками о деревянные доски. Юичиро тут же гневно замычал, дергая бровями и извиваясь всем телом, пытаясь вывернуться и продолжить, но услышал слова друга, тут же заливаясь краской и замолкая, быстро соображая в своей голове, что не хотел бы, чтобы девочки из их семьи подвергались какой-либо опасности и ходили вместе с ним и Микой на патрули в поисках спасения.
Очевидно, Мика думал так же - он убрал руку от его рта, поудобнее устроился на его животе и продолжил говорить. Юичиро оставалось только слушать.
Он слушал и все больше чувствовал себя виноватым. Да, несмотря на то, что они только-только оказались в этом месте, он уже много раз уходил из дома, пытаясь вытеснить раздражение на каком-нибудь другом средстве, не желая ранить свою только-только приобретенную, но уже семью. Он убегал так же и потому, что его раздражала его собственная слабость. Юичиро не был хорош в готовке - совсем уж не умел, если честно, не силен в стирке - к тому же испытывал трудности и смущение, когда нужно было взяться за одежду сестер, убирался через пень-колоду - в большинстве случаев просто сметая пыль под кровати и возя тряпкой в середине комнаты, чтобы блестело, а уж доверить ему посуду и вовсе нельзя было - тарелки выворачивались из его рук с завидной периодичностью.
Собственно, именно по этим причинам к третьему дню их пребывания в Сангвинеме Юичиро пришел к выводу, что лучше всего у него получится спасти свою семью через поиски выхода отсюда и средств, которыми можно убить вампиров. И он направил свои поиски в другое русло.
Сейчас Мика каждым словом вбивал его, как кольями, в пол, каждой фразой втаптывая все его добрые помыслы в грязь. И Юичиро инстинктивно сжимался, не понимая, в чем он виноват. Эта привычка осталась из тех времен, когда его мать кричала, что он чудовище, а не человек, а отец запирал его в комнате, стараясь сдержать себя от убийства. Голодные и холодные ночи в темной комнате, где даже не было света - все скрывали плотные шторы.
И все же он слушал, нахмурившись, понимая, что все, что говорит Мика, в принципе логично и правильно. Но что-то внутри него то и дело клокотало, возмущаясь такому положению вещей. Он чувствовал какой-то подвох - но никак не мог понять, какой. Как будто Мика...пытался отвлечь его от чего-то важного? Но от чего?
Ведь действительно, если Юичиро начнет помогать по дому и Мике в поисках карты, все станет легче - вдвоем они быстрее управятся с домашними делами, а значит, будет возможность провести больше времени за поисками спасения. Но...почему ему так больно сжимает сердце? Как будто он чувствует, что что-то не так? Как будто Мика...отталкивает его помощь?
Мысль удушьем захлестнула горло, не давая продохнуть, заталкивая все рвущиеся наружу слова обратно в глотку, чуть придушив его.
Мика...не доверяет ему? Считает безответственным? Ненадежным? Не умеющим хранить тайны?
Взгляд зеленых глаз из просто обиженного стал грустным и обреченным - кто бы знал, что можно навредить словами не хуже, чем действиями?
Ему хотелось отказаться, сказать, что нет, он все сделает сам и не будет слушаться Мику, но...Юичиро понимал, что без поддержки друга, без его светлой улыбки и умной головы они очень быстро зайдут в тупик со своими расследованиями. И хорошо, если в тупик - никто не знал, что бывает с людьми, которые ослушались вампиров. Никто не знал, что все догадывались, что, скорее всего, их жизнь закончится, едва белоснежные клыки коснутся их шеи.
Он настолько утонул во всех этих грустных  отталкивающих мыслях, что, когда Мика склонился, резко дернулся в сторону, едва не выбросив вперед руку, сдержав её в последний момент, не желая причинить ему боль.
Эти слова не приносили утешения - напротив, убеждали Ю в том, что Мика пытается всеми способами увести его от опасности, уберечь его. Возможно, во вред себе. Он догадывался, что Мика знает что-то еще, о чем не рассказал ему. Какая-то тайна, которой он не пожелал поделиться. Поэтому он упрямо отвернул голову, скрывая глаза за отросшей челкой, упрямо поджав губы и не давая ему никакого ответа.
Тяжесть, к которой он только что привык, исчезла так же неожиданно, как появилась, заставив выдохнуть с облегчением - все-таки какой-никакой, а вес его друг все же имел.
Мальчик сразу же сел, не желая больше чувствовать прохладный пол спиной, все так же опустив голову, не обращая внимания на протянутую ему руку помощи, чувствуя, как к горлу подкатывает комок, но мужественно его сдерживая, все же принимая руку и поднимаясь, злостно потерев глаза рукой, запрещая слезам горечи хлынуть вместе с потоком злых слов - это было очень сложно, учитывая его характер и привычку говорить все, что думает.
Когда он заговорил, голос его стал хриплым - сдерживать слезы было необходимо сейчас, равно как и выяснить, что Мика недоговаривает:
- Я...я согласен, но... Но ты должен мне пообещать то же, что требуешь от меня! - он наконец рискнул поднять на друга глаза, в уголках которых скопилось немного влаги - те слезы, что он не смог удержать.
- Ты должен мне пообещать, Мика! Что никогда не подвергнешь себя риску! Что мы сделаем все вместе, не разлучаясь! - голос его снова скакнул вверх, но теперь он и сам справился с ним, понижая тон и продолжая фразу:
- Поэтому я не хочу, чтобы ты куда-либо уходил один, без меня, это будет нечестно. Ты сам сказал, что мы должны все делать вместе. - вот, так Мика не сможет отвертеться от того, чтобы ходить искать карту вместе с Юичиро. Надо только...как-то...записать это?

+1


Вы здесь » Owari no Seraph RPG » Сюжетные эпизоды » FB. Там, где заканчиваются мечты.