Mikaela Hyakuya






Вертолёты - отличная штука, говорит себе Лакус. Куда лучше, передвигаясь по небу, видеть как можно больше территорий вокруг, да и скорость у него значительно выше, чем у собственных двух ног. Неоспоримое преимущество перед пешими прогулками. читать дальше
Вверх страницы
Вниз страницы

Owari no Seraph RPG

Объявление



27.07.2015 Форум закрыт. Подробности здесь.

20.07.2015 ПРОВОДИТСЯ ПЕРЕКЛИЧКА. С подробностями можно ознакомиться в соответствующей теме.

19.07.2015 ВНИМАНИЕ! Читать всем! Произошло обновление административного состава.

21.06.2015. ВНИМАНИЕ! Изменены правила форума. Подробности здесь.

26.06.2015. Открыто голосование за лучшего игрока месяца. Приглашаем всех поучаствовать!

01.06.2015. Закончено голосование за игрока месяца и пост месяца! С результатами можно ознакомиться в этой теме.

29.05.2015. Для желающих играть на форуме открыта новая акция.

26.05.2015. Открыто голосование за лучшего игрока месяца. Приглашаем всех поучаствовать!

10.05.2015. Внимание! Была изменена хронология игры, пожалуйста, ознакомьтесь с ней снова.

05.05.2015. Открыта первая линейка квестов, подробности можно посмотреть здесь.

01.05.2015. Наш форум официально открыт. Идет активный набор игроков.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Owari no Seraph RPG » Сюжетные эпизоды » FB. Выпавший снег проведет параллель между ночью и днем


FB. Выпавший снег проведет параллель между ночью и днем

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://sh.uploads.ru/tsFuc.png

Краткое описание:
Так пей мою кровь
Пей без сожаления...(с)

Стараясь вникнуть в суть тайны Крул Цепеш - эксперимента Последнего Серафима, Ферид стремился познакомиться с плодами ее деятельности - милыми сиротками из приюта Хьякуя и примечает там восьмилетнего мальчика - Микаэлу. Аристократ всегда хорошо относился к детям, однако Мика удостоился особой чести - его пригласили в особняк Ферида. Эта встреча положила начало долгому взаимовыгодному сотрудничеству и близким отношениям, что установились между мальчишкой и вампиром. Это стало началом длинной истории...
Место: улицы Сангвинема, далее особняк Ферида Батори
Дата: 5 февраля 2013 года
Участники: Mikaela Hyakuya, Ferid Bathory

0

2

Мика чувствовал себя предателем. Рядом с Ю-чаном, кипевшим ненавистью к вампирам и строившим планы по их истреблению, Микаэла сохранял спокойствие, приняв настоящее положение дел и обдумывая выход из сложившейся ситуации без лишней спешки. С одной стороны Мика понимал, что он поступает правильно, используя голову и не позволяя ей затуманиваться ненавистью и прочими слишком горячими для него эмоциями, но с другой стороны, смотря на Юичиро, мальчик иногда спрашивал сам себя, почему он не стоит рядом с названым братом и не ненавидит вампиров вместе с ним.
В такие моменты чувство вины заполняло его сердце, но, когда он в очередной раз вынимал Ю-чана практически из рук вампиров и умолял, чтобы его не трогали, вина отступала и Мика понимал, что поступает верно.
Микаэла предпочитал наблюдать и анализировать прежде, чем бросаться вперёд, очертя голову.
За неделю своего прибывания в Сангвинеме, мальчик быстро понял, как устроена социальная структура вампиров. Те, кто конвоировал детей и брал у них кровь были не более, чем пешками, завёрнутыми во внушительного вида плащи. Правили в вампирском обществе аристократы. Они разительно отличались на вид, - более утончённые, изящные в движениях, они казались существами из друга мира, как бессмертные эльфы, жизнь которых разворачивалась на страницах книг, которые некогда читал Мика. Микаэла не давал внешности обмануть себя, - он твёрдо знал, что они такие же монстры, как и обычные вампиры, - достаточно было только посмотреть на то, как они обращались со "скотом".
"С настоящим скотом и то обращаются ласковее... и кормят вкуснее", - думалось порой Мике, наблюдавшему за аристократами, проходившими буквально по детям, и пьющему гадкое желейное нечто из пакетика.
И всё же, насколько бы жестокими и сильными ни были аристократы, Мика пришел к выводу, что ему нужно подобраться ближе к одному из них. У аристократов наверняка есть собственные дома, а в домах обязаны быть либо карты города, либо книги с картами. Если бы он только мог получить одну из этих карт в руки, он смог бы вывести свою семью из этого проклятого города и забыть о нём, как о страшном кошмаре...
Но Мика не торопился. Сперва он решил подыскать подходящую кандидатуру, не страдающую излишней жестокостью. Но искать, по сути, и не понадобилось, - единственным аристократом, общающимся нормально с детьми был Ферид Батори.
Мальчик часто видел этого аристократа на улицах, отведённых для "скота", и неизменно поражался контрасту его поведения с поведением других вампиров.
Казалось, ничего не может расстроить или обидеть лорда Ферида. Всегда улыбчивый и обходительный, он проводил много времени с детьми, переговариваясь с ними о их жизни в Сангвинеме. Иногда из карманов сюртука появлялись конфеты или другие сладости, при взгляде на которые у Мики, питавшегося исключительно витаминным желе, подводило живот. Поговорив с детьми, Мика разузнал, что лорд Батори имеет привычку приглашать детей в своё поместье ночью, и наслаждаться их кровью в одиночку. Подобные услуги в свою очередь имели символическую оплату в виде разных безделушек или угощений. Но Мику не интересовало ни то, ни другое.
Ферид казался ему идеальным ключиком к двери, отделяющей мальчика и его семью от внешнего мира. Вампир выглядел достаточно дружелюбно, чтобы с ним можно было завести разговор и не рисковать при этом головой.
Поэтому, когда аристократ, по счастливый случайности не сопровождаемый извечной охраной, появился в поле его зрения опять, Мика отважился и приблизился к нему.
- Лорд Ферид... - когда взгляд алых глаз с вертикальными зрачками обратился на него, Мика едва ли не пожалел, что затеял всё это. Впрочем, взгляд этот был достаточно мягким, чтобы мальчик набрался смелости продолжить. - Я - Микаэла Хьякуя.
Попытавшись одарить вампира своеё самой обаятельной улыбкой, - воспитательницы всегда хвалили его улыбку, а потому мальчик не счёл лишним продемонстрировать её, - Микаэла взял быка за рога.
- Очень приятно с Вами познакомиться, - в этикете Мика не понимал ни бельмеса, но догадался взять с аристократом предельно вежливый тон. Кажется, девочкам было положено делать книксен, но вот что делать перед благородными особами мальчикам из головы Мики вылетело.
- Я слышал, что вы... дружите с детьми, - Хьякуя осторожно подбирал слова, боясь ненароком обидеть лорда или ляпнуть лишнего и привлечь к себе ненужный пристальный интерес. - Если Вы позволите, то я тоже хотел бы стать вашим другом, лорд Ферид.
Выговорившись практически на одном дыхании, Мика замолк, как завороженный смотря в алые глаза. Наверное, так замирают кролики перед удавом, покорно ожидая своей судьбы.
Несмотря на все свои интеллектуальные способности, Микаэла оставался лишь ребёнком, и по спокойному лицу вампира не мог понять, чего ему следует ожидать. К тому же, каждый вампир, был индивидуален, и Мика мог как лишиться головы за такую дерзость, так и оказаться через пять минут его лучшим другом. Вкупе с нечеловеческой силой такое непостоянство и непредсказуемость пугали. У Мики складывалось впечатление, что он играет с огнём, решившись на свой безумный план, но отступать тоже было особенно некуда.
Разглядывая Ферида, мальчик пытался принять как можно более искренний и невинный вид. Впрочем, Ферид не был отталкивающим. Некоторые вампиры внушали страх не только своей сущностью, но и внешностью, но лорд Батори скорее наоборот привлекал. Мягкие черты лица, длинные волосы цвета лунного цвета, и ярко-алые нечеловеческие глаза, тем не менее смотрящие на собеседника с теплотой, внушали восхищение и доверие ребёнку. Мика ещё не вышел из возраста сказок и легенд, тех самых, где злодей всегда уродлив, а положительные герои всегда красивы.
Ферид же, если судить по внешности, вполне мог бы быть самым добрым существом на белом свете. Немногие аристократы могли похвастаться такой утончённой красотой, как у него.
И, хотя в подсознании звенел предостерегающий колокольчик, Мика поддался на чары вампира, открыто улыбаясь ему и ожидая его ответа.

+1

3

По ладоням вились
Линии судеб - узором шелковым
Точка. шаг. Вверх или вниз
Как будто тропами лис
Зеркал осколками(с)

-А это дети из семьи Хьякуя, Юичиро и Микаэла. – Детский голосок прозвенел над ухом лорда Батори, когда тот осведомился о двух мальчишках, что играли неподалеку.
Красные глаза блеснули недобрым огнем – хищник наметил жертву, но этот огонек тут, же пропал, стоило Фериду обернуться. Он улыбнулся девчушке, что так доброжелательно разговаривала с ним, и протянул ей конфету из кармана сюртука. Дети – на удивление наивные создания, за улыбку, хорошее отношение и пару конфет они готовы были продаться самому дьяволу. Впрочем, он этим дьяволом и был.
Девчушке было и невдомек, что Ферид интересовался семьей Хьякуя неспроста. Эта фамилия была ему давно известна, и лорд лишь выжидал время, чтобы сблизиться с детьми, не привлекая к себе их особого внимания. Батори внимательно еще раз посмотрел на двух мальчишек. У Юичиро, были темные волосы и зеленые глаза, он все время бесился по непонятным вампиру причинам, однако его показатели по данным эксперимента были очень хороши. Но его друг его явно затмевал. Микаэла был милым мальчуганом с поистине ангельской внешностью с золотыми волосами и большими голубыми глазами, цвета неба в Наземном городе. Улыбка мальчишки сияла на его лице, а кроткий и учтивый нрав придавали еще больше очарования его образу. Вампир ухмыльнулся, и серебристая челка упала на глаза, скрывая дикий и голодный взгляд красных глаз с вертикальными зрачками. От Ферида еще ни одна жертва не уходила.
Теперь ты мой, Микаэла…

Случайна ли была эта встреча? Когда лорд Ферид, отпустив охрану, передвигался по улицам Сангвинема, поблизости от жилых кварталов и абсолютно «случайно» встретив там вчерашнего мальчишку. Но вот удача, Микаэла подбежал к нему первым, надеясь на близкое знакомство и дружескую беседу. Ферид обернулся и заинтересованно посмотрел на мальчишку. Редко кто из детей подходил к нему сам – большинство боялось вампиров до дрожи, хотя Ферид располагал к себе. Дружелюбные улыбки, спокойные жесты. Его выдавал лишь взгляд настоящего хищника – но дети на это не обращали внимания. Они еще не умели читать по глазам, а потому так легко покупались на его добродушное отношение.
Мальчишка назвал ему свое имя и широко и открыто улыбнулся. Губы Ферида растянулись в ответной улыбке. Лорд Батори старался выглядеть максимально дружелюбно, чтобы не спугнуть добычу, которая сама же и шла к нему в руки. Он даже полностью развернулся к мальчишке и сделал шаг в его сторону. При взгляде ближе, Микаэла выглядел еще очаровательнее, тем более с такой простодушной улыбкой на лице. Она, несомненно, подкупала. Вампир ненадолго даже залюбовался им. Взгляд больших голубых глаз мальчика был чист и невинен. И теперь Ферид знал, что именно его привлекло. Этот голосок, что станет звенеть от боли, когда его клыки будут разрывать нежную кожу, оставляя на ней шрамы, которые уже не заживут. Эти прекрасные голубые глаза, что наполнятся слезами, которые он будет слизывать окровавленным языком.
-Да-а-а, - медленно протянул Ферид, соблюдая мягкие интонации в тоне своего голоса. – Мне тоже приятно познакомиться, Ми-ка-э-ла.
Он протянул ему раскрытую ладонь в перчатке – по обыкновению дети боялись длинных когтей, которые были остры, словно клинок, - и Ферид скрывал их под перчатками. Важно было сделать шаг навстречу так, чтобы не спугнуть. Так чтобы дальше это пошло по неизбежному сценарию. Ферид порылся в карманах сюртука и протянул Микаэле несколько конфет. В знак начала долгой дружбы.
«Дружите» - несколько странное определение совершенно не походящее для вампира, и для Ферида в частности. Лорд Батори использовал детей всегда исключительно в своих собственных целях. Чаще всего, чтобы не пить консервированную смешанную гадость, которой питались вампиры в Сангвинеме. И у Ферида был свой собственный способ добывания крови и скрашивания своего досуга. Вампир наклонился к своей будущей жертве и положил руку на его плечо. Внимательные глаза вампира рассматривали Микаэлу пристально, но дружелюбно. Даже с некоторой нежности и доли тепла.
-Дружите? – Переспросил, посмеиваясь, лорд Батори.- Можно и так сказать. Ты хочешь стать моим другом?
Мальчишка подошел к нему неспроста. Теперь он видел это однозначно. Ферид видел, что ему нужно что-то. Вопрос был в том, что именно. Немногие гнались за свободой. Ведь Крул уже всех заверила в том, что внешний мир разрушен.
А ты не так прост, как кажешься, Микаэла Хьякуя. Мне это нравится. Что ж давай сыграем в эту забавную игру. Мне нравится этот невинный взгляд, – каким удовольствием будет истребить в тебе его полностью, медленно, капля за каплей, приравнивая к себе.

-Несомненно. Однажды мы станем лучшими друзьями. – Заверил его аристократ, не отрывая взгляда от глаз мальчишки. Взгляд в глаза – одна из тех глупых примет, в которую дети еще верят. Гипнотический взгляд вампира – красные глаза, вертикальные зрачки. Ну, разве можно было доверять такому хищнику?
Ферид задумался. Законы Сангвинема не позволяли ему лишних действий. Крул слишком откровенно следила за тем, что происходило в ее городе. И ему следовало соблюдать предельную осторожность, чтобы не попасть под его действие. Потому он и приглашал детей к себе в особняк, но пока делать подобное приглашение мальчишке еще было рано. Ферид протянул ему руку.
-Идем, прогуляемся. Расскажи мне о себе, Ми-ка. – Вампир улыбнулся и оборвал имя мальчишки, сокращая его до уменьшительно-ласкательного. – Ведь друзья должны знать все друг о друге, не так ли?
Слушать хрустальный голосок мальчишки, для Ферида было сплошным удовольствием. Однако с большим удовольствием он бы послушал его стоны и крики, ну а пока можно было довольствоваться малым. Лорд Батори умел ждать, особенно такую прекрасную жертву.
-Называй меня просто по имени. Ферид. – Он прикрыл глаза и осторожно переплел свои пальцы с пальцами Мики, бережно их сжимая. Батори улыбался словно кот, перед которым поставили миску со вкусными сливками. Он уже понял, на что тот напрашивался. Но Фериду было интересно поиграть со своей добычей. А особенно было интересно посмотреть на то, как мальчишка, пересилив смущение и страх, предложит ему свою кровь. Это всегда так увлекательно – эта игра никогда не сможет ему надоесть.

+1

4

Так пей мою кровь
Пей без сожаления
Слушай мою душу без слов
Меняя осколки снов
На откровения (с)

Мика не ожидал, что на него среагируют так дружелюбно. Интонации вампира звучали мягко, почти убаюкивающе, когда он произносил его имя и протягивал ему руку, которую мальчик не замедлил пожать. И тут же получил несколько конфет, растерявшись.Что ж, даже если вся затея провалится, то он сможет угостить свою семью. Наверняка дети соскучились по сладкому ещё больше, чем он.
Конфеты отправились в карман, и лишь одна осталась в руке - каким бы альтруистом ни был Мика, но ему тоже хотелось ощутить вкус знакомой, "наземной" еды, оставшейся позади вместе с той, другой жизнью, которую оборвал Апокалипсис.
К тому же, сладкое понадобится ему, чтобы придти в себя, раз он решился дополнительно отдавать свою кровь.
- Спасибо, лорд Ферид.

- Ты хочешь стать моим другом?, - Мика кивнул без размышлений. Он не собирался упускать шанс вырваться на волю. К тому же, Хьякуя не испытывал страха перед лордом Феридом. Тот не был похож на чересчур жестоких сородичей, а своей крови Мике было не жалко. Да, это была неприятная и очень болезненная процедура - ранка от иглы на шее Мики практически не заживала от ежедневных проколов и каждый новый прокол становился настоящим испытанием на выносливость, но сам факт сдачи собственной крови мальчика волновал мало. Пошатает немного, и за ночь, подстёгиваемая витаминным желе, восстановится, было бы что жалеть.
Поэтому перспектива отдавать кровь не только на "общее благо", но и Фериду лично, мальчика не пугала. Разве что думать об ощущениях, которые доставит вампирский укус, не хотелось. Умом Микаэла понимал, что клыки - это не тонкая игла, боль от которой проходит уже через несколько секунд. Но он уже принял решение, а потому загнал всё тёмные мысли подальше.
- Да, лорд Ферид, я бы правда этого хотел, - получив приглашение прогуляться, Мика взял руку вампира, зашагав следом, пытаясь держаться вровень с ним, несмотря на разницу в росте и размере шага.
Он рассказал лорду Батори о своей жизни, о детстве вместе с родителями, не видевшими в сыне ничего, кроме игрушки, рассказал о приюте и детях, ставших его семьёй, о том, как они попали в Сангвинем.
Вероятно, Ю-чан посчитал бы его предателем, - ещё бы, откровенничать с кровососом! И всё же Мике хотелось выговориться. Какая разница, будет ли знать о его жизни вампир, которого они больше никогда в жизни не увидят?
Всё напряжение, накопленное им с тех пор, как произошел Апокалипсис и они попали к вампирам, выходило вместе со словами. Мика не мог поговорить толком с младшими детьми, о которых он должен был заботиться, - не мог и с Ю-чаном, который пропадал в городе весь день.
Какая-то часть его радовалась от того, что он может поговорить хоть с кем-то начистоту. Ферид был идеальным слушателем - молчаливым, но неизменно внимательным, и, что самое важное - он был Мике чужим. А с чужаками, как известно, гораздо легче говорить прямо и искренне, чем с дорогими и близкими людьми.
-...а потом нас взяли под защиту вампиры и привезли сюда. Здесь безопасно, но кормят очень плохо, - голос Мики предательски дрогнул на слове "защита", выдав его истинное отношение к плену в этом чёртовом городе, но мальчик тут же перевёл всю фразу в шутку, засмеявшись.
Впрочем, если Мика и мог симулировать дружелюбный энтузиазм в разговоре с Батори, изображать любовь ко всему вампирскому роду было выше его сил.
- А Вы..ты, Ферид? - мальчик с трудом перешёл на более разговорный тон, понимая взгляд на вампира. - Ты всегда жил в этом городе?
Мальчик понимал, что для начала ему стоит напроситься к вампиру в гости, но заявить ему прямо - "не хочешь ли моей крови?" - было бы слишком, а потому Мика подводил разговор к интересующей его теме медленно, но верно, задавая наводящие вопросы.
Где живут обычные вампиры? А аристократы? А правда ли, что у них огромные поместья, какие некогда, в средних веках, строили себе аристократы-люди?
- Я бы хотел когда-нибудь увидеть такой дом изнутри, - у Мики получалось говорить искренне потому, что все его слова как минимум наполовину состояли из чистой правды, - Я редко бывал за пределами приюта, и не видел ничего подобного.
Улыбаясь Фериду, он продолжал их странную прогулку, болтая дальше. Это было сложно - говорить нужные слова, но не показывать, что они для тебя важны. Мике нужно было получить от вампира определённые реакции, но при этом не выдать своих планов.
Постоянное напряжение этой игры выматывало гораздо больше, чем физическая нагрузка.

+1

5

Dream, dream, dream, my child
Dream of passion becomes alive,
In a dream I saw your smile,
In a dream with wild(с)

Наверное, это было хорошее начало тем отношениям, что складывались между мальчишкой и вампиром. Мика не боялся его. Это было видно по его взгляду, по тому, как он, воспользовавшись предоставленной возможностью, принялся с ним откровенничать, преданно смотря вампиру в глаза. А Ферид слушал, запоминал и лишь изредка улыбался мальчишке, стараясь, лишний раз не демонстрировать свои клыки. Ферид отлично  понимал, что так с детьми поступал далеко не каждый вампир, потому и скрывал свою ужасную сущность под маской. Насколько понимал эту действительность Микаэла? Кажется, он  решил ее проигнорировать – истинную природу всех вампиров. Глупый, наивный мальчик и все же Ферид решил воспользоваться оказанным ему доверием. Не пользоваться предоставленными возможностями было глупо.
Микаэла выглядел привлекательно в глазах вампира. Ферид слышал, как неистово бьется сердце мальчишки – от страха неизбежного и той скользкой тропинки, куда он ступает.  Интересно, понимал ли Мика, насколько глубока пропасть, в которую он собрался падать. Или он и вправду верил в то, что это ради всеобщего блага? В этом мире, где каждый из выживших перегрызал друг другу глотки…
Но Ферид смотрел в голубые глаза Микаэлы и видел – он действительно верил в то, что говорил. Той самой уверенностью, во все хорошее и плохое, что была присуща только детям. Фериду была всегда интересна эта черта – деление на черное и белое. Но спектакль сработал – его действительно приняли за того, кем он не являлся на самом деле. Мальчик не видел в нем хищного монстра – впрочем, лорду Батори это было на руку. Эта роль была ему по силам – Ферид слишком давно свыкся с ложью и масками, что они стали частью его самого.
-Если ты захочешь, я попрошу приготовить ужин в твою честь. Тебе стоит только сказать мне об этом. Какое твое любимое блюдо? – Спросил Батори, заботливо улыбнувшись.
Его не интересовало отношение мальчишки к вампирам в Сангвинеме. Главное было наладить контакт между ними двумя. А остальное Ферида волновало мало. Нужно было еще только, чтобы слухи о его развлечениях не дошли до Крул. Но королеве было не до своих поданных, потому Ферид поступал со своей собственностью, так как ему заблагорассудится.
Ты - моя собственность, Мика. Но я хочу услышать это от тебя. Я знаю, ты хочешь этого, хоть тобой и двигают благородные порывы. Чтобы тобой не двигало, какие бы мысли не роились в этой прелестной головке, это не меняет главного – ты уже принадлежишь мне.
-Нет. На самом деле я из Венгрии. Откуда происходит род Батори, начиная от своей знаменитой прародительницы Эржебет. Там, в таком же подземном городе находится наш фамильный замок. Впрочем, ты даже, наверное, и не слышал о такой стране. – Задумчиво пробормотал Ферид.
Он не умел возвращаться к своим воспоминаниям. Они не грели душу, не оставили после себя пустоты. А время стерло их окончательно, оставив после себя лишь отголоски общей информации. Которую Ферид сообщал абсолютно будничным тоном, словно рассказывал мальчишке о том, какая погода в Сангвинеме. Хотя в подземном городе она никогда и не менялась.
А потом на Ферида посыпались вопросы маленького «почемучки». Мику интересовала жизнь аристократов, их поместья. Буквально все, что было с этим связано. Ферид отвечал терпеливо, рассказывая мальчишке о наземной жизни. Что когда-то была у аристократов. Теперь было очевидно то, что мальчишка напрашивался к нему в поместье. Не все так просто, Мика.
-Если ты будешь хорошо себя вести, возможно, я приглашу тебя к себе в гостье. В богатое и красивое поместье и проведу экскурсию по всем залам. – Уклончиво ответил вампир, елейно улыбаясь.
Их странная прогулка завершилась возле особняка Ферида. Это было величественное здание даже для этого подземного города. Лорд Батори с гордостью взглянул на свой особняк и обернулся к своему маленькому другу.  Ферид ласково провел по щеке мальчишки  и улыбнулся ему напоследок.
-Что ж, думаю здесь нам пора прощаться. Спасибо за прогулку, Мика-кун. Было весело. Тебя, наверное, уже обыскались твои друзья и тебе пора возвращаться?
Ферид знал – мальчишка останется. Но он дал ему выбор. Один единственный раз – на краю пропасти – он дал ему выбор. Он дал ему возможность – крохотный маленький шанс уйти. И если Мика сообразительный мальчик - он им воспользуется. Он ведь понимал последствия и то, как закончится эта, невинная на первый взгляд, прогулка.
Красные дикие глаза уставились на мальчишку. Теперь Фериду было уже сложно скрывать голод во взгляде, которым он смотрел на Мику. Челка упала за глаза лорду – серебристые пряди скрыли пугающий взгляд. И, тем не менее, он не мог его заставить. Все в городе вампиров давным-давно строилось на добровольном согласии жертвы. И именно это так жаждал услышать Ферид. Мика ведь умный мальчик, он ведь знает, что от него хотят? Хотя желания Ферида читалось слишком ясно на его лице. Потому он как можно дружелюбнее старался улыбаться Мике. Все должно пройти по сценарию, который оба знали, всего лишь разыгрывая свои роли, как по нотам. Он медленно выпустил руку Мики из своей и развернулся, чтобы уйти, в ожидании, что скоро его окликнут…

Отредактировано Ferid Bathory (2015-05-08 20:56:43)

+1

6

- Подожди, Ферид! - Мика выбросил вперёд руку, смыкая пальцы на одежде вампира прежде, чем успел подумать или хотя бы осознать, что он творит. Единственной мыслью, пульсировавшей в его голове, было то, что его первый и последний шанс сделать что-то для своей семьи, помочь им выбраться из города, уходит у него на глазах. Мика буквально чувствовал, как рвётся та тонкая, как паутинка, нить, что образовалась между ними во время прогулки и разговора.

Всё это время Хьякуя болтовнёй и улыбками культивировал базу этих отношений, как взрыхляют и удобряют почву прежде, чем посадить и вырастить на ней цветок. К концу Батори даже рассказал о себе и спросил мальчика о его любимой еде. Не то чтобы болтовня о сладостях, от которых Микаэла был без ума, была призвана их сблизить, но мальчик считал, что интерес к нему со стороны вампира - это уже шаг вперёд.
Когда они пришли к поместью Ферида, Мика ощущал себя акробатом, ступающим по лезвию над пропастью. Выражение лица Батори неуловимо изменилось - стало более хищным, выжидающим, - здесь вампир находился на своей территории и обладал большей властью, чем в остальных районах города. Мика был уверен, что тот предложит ему остаться, и всё же...
- Что ж, думаю здесь нам пора прощаться. Спасибо за прогулку, Мика-кун. Было весело. Тебя, наверное, уже обыскались твои друзья и тебе пора возвращаться? - это было всё, что он услышал.
И в этот момент Микаэла понял так отчётливо, как никогда, что если он сделает невозможное и двери поместья раскроются для него и закроются за его спиной - обратного хода уже не будет. Он не знал, что его ждёт внутри этого дома. В конце концов, он мог просто не выйти оттуда живым, если вампир слишком увлечётся или не захочет по какой-то причине держать его в живых дальше. И тогда его семья и Ю-чан, доставляющий и без того столько проблем, останутся без его поддержки. Что ждёт их в этом случае?
Но с другой стороны, если он не решится сейчас, то его семья обречена на вечное существование в качестве доноров крови. Многие дети уже чувствовали себя плохо, если так продолжится и дальше - их организм не выдержит постоянную потерю крови.
За себя Мика волновался в последнюю очередь. Если бы он мог предложить вампирам себя и в его организме было бы достаточно крови, чтобы заменить всех детей приюта, он бы так и поступил.
Нет, отказываться от единственного шанса было нельзя.

Ферид обернулся и мальчик получил возможность заглянуть в его глаза снова. Вампир казался довольным, словно то, что он его так грубо остановил не имело значения, словно он ждал, что Мика так и поступит.
- Если честно, у моих друзей нет на меня времени, - тут Хьякуя не врал, - дети помладше ложились спать рано, чтобы восстановить своё самочувствие к утру, а дети постарше были заняты готовкой, уборкой, стиркой, в общем, обустройством быта, в котором вампиры не играли никакой роли, предоставив детей самим себе. Что касается Ю-чана, то тот вечно пропадал, угрюмо отсиживаясь в стороне, и Мика, после первых десяти задушевных разговоров, пришёл к выводу, что его лучше не трогать. - Поэтому, если ты от меня не устал, я бы хотел остаться ещё ненадолго.
Микаэла пытался подбирать как можно более мягкие слова, гладкие, как обкатанные водой камешки, чтобы вампир не счёл его невежливым или неуважительным, но вместе с тем нужно было вложить в них всё то, что хотел сказать Мика.
- К тому же с тобой так интересно, вот я и хочу остаться с тобой дольше, - Хьякуя говорил быстрее, словно опасаясь, что Ферид оборвёт его речь и откажет ему. Сердце бешено колотилось, отдаваясь глухими ударами в грудной клетке.
Выражение глаз лорда Батори изменилось. Возможно, Мике только показалось, но взгляд Ферида стал более пронизывающим и хищным на какое-то мгновение. Микаэле вдруг пришло в голову, что вампир знает, почему он тут, что он каким-то непостижимым образом уже понял, что Мика хочет предложить ему свою кровь.
И мальчик собирался. Не мог набраться храбрости произнести слова напрямую и поставить точку в этом разговоре, но уже давно набрался храбрости предложить свою кровь Фериду при удобной возможности.
Пожалуй, откажи ему Батори сейчас, Мика бы высказал предложение напрямую, но он надеялся, что вампир не откажет. С действиями у Микаэлы дело обстояло гораздо лучше, нежели со словами.

+1

7

I'm gonna get you till the fallen days are gone
I'm gonna get you from dusk till dawn
No sudden bleeding lights on this street I walk among
I'm gonna get you from dusk till dawn(с)

Раз, два, три…
-Подожди, Ферид! – И тут вампир не удержался от голодной и хищной ухмылки, означающей, что его жертва попалась на крючок. Ферид торопливо обернулся и вертикальные зрачки красных глаз, расширились, разглядывая жертву. Ты сам отрезал от себя все пути, Мика. Не забывай, что я давал тебе возможность выбора. Ну а теперь я возьму то, что принадлежит мне по праву.
Лорд Батори склонился к мальчишке и осторожно взял его лицо за подбородок. Фериду было и в самом деле любопытно – мальчишка вызывал у него интерес не только в плане гастрономическом. А по зубам ли ты выбрал противника, Микаэла Хьякуя?
-Я всегда смогу найти на тебя время, Мика, - заверил Ферид, ничуть не лукавя. На свои десерты и маленькие слабости Ферид всегда находил время, предпочитая не отказывать себе ни в чем. Важно было заверить мальчишку в своем дружелюбии, и Ферид был готов выслушать все то, что он скажет и выполнить все его мелкие просьбы и желания. В любую игру можно играть вдвоем. Достаточно было просто поманить, чтобы жертва попалась в ловушку.
Батори чуть наклонил голову, разглядывая мальчишку. То, что Микаэла хочет остаться вызывало у лорда удивление. Обычно никто так настойчиво не добивался его общества, но он не видел причин отказывать мальчишке в такой простой просьбе. Ведь Мика знает, что этой ночью ему придется заплатить за свои желания. Нет, Ферид будет осторожен. Он не выпьет из мальчишки всю кровь, ему же нужно, чтобы Мика приходил к нему раз за разом.
-Тогда с сегодняшнего дня ты – почетный гость в моем доме. – Ферид улыбнулся и как раньше протянул мальчишке руку, приглашая его следовать за ним в свое поместье. Все по-прежнему заключалось на добровольных началах. Мика сам захотел остаться с ним, и он еще поплатится за это желание.
Ферид толкнул дверь, кивнув охране на входе. Отчасти он не понимал в ней особого смысла – ему самому – отлично владеющему мечом – седьмому основателю, жестокому вампиру охрана не особо требовалась. Да и от детей никогда не исходило особой угрозы. Вампир бросил взгляд на мальчишку, которого держал за руку. Мика невинно улыбнулся Батори, смотря на него чистыми и прозрачными голубыми глазами. Какая угроза могла исходить от маленького мальчишки, который к тому же начал ему доверять, добровольно согласившись, стать его жертвой. Нет, не так. Добровольно предложив себя…
Фериду это льстило – сам факт того, что Мика до этого додумался самостоятельно. Добровольно подойдя к нему. Единственное, что по-прежнему напрягало Ферида Батори, так это его собственная охрана, которая наверняка следила не за тем, чтобы с ним ничего не случилось, а чтобы все приказы королевы Крул Цепеш исполнялись беспрекословно. Ферид от досады скрипнул зубами. Как бы ему не нравилось играть в игры с маленькими детками, постоянный надзор королевы раздражал. Ферид вынужден был откупаться от нее улыбками и лестью и находить пути обхождения строгих законов Сангвинема – городе, который, по сути, принадлежал ей. Город, но никак не спальня лорда Батори в его особняке, где он был единоличным хозяином. И именно туда лорд Батори и вел Микаэлу – даже если на кровь существовал запрет, существовало многое, что можно было взять силой, не обращая на него внимания. Причем кровь была исключительно верхушкой айсберга.
Вампир вел мальчишку за руку по коридорам и залам своего особняка, изредка давая комментарии жутким портретам, что были развешаны по стенам поместья или рассказывая историю своих предков и этого здания. Кровавые истории своих родственников всегда привлекали Ферида. Правда он понимал, что парнишка, не смотря на все ужасы, которые смотрелся в Сангвинеме, ждет дружелюбия заботы и ласки, которую не получил от собственных родителей. Что ж… наверное, он сможет безболезненно поделиться с ним своей.
Закрыв за ними дверь, Ферид бросил торопливый взгляд на Микаэлу. Оставлять мальчишку одного в доме, полным вампиров, было опасно как минимум. И эта спальня была самым безопасным местом для него – пока впрочем, не вернется сам Ферид. Вампир не позволял никому дотрагиваться до своей собственности, кроме самого себя, моментально зверея.
-Останься пока здесь. Здесь никто из моих слуг не станет нападать на тебя. А я пока отлучусь – распорядиться насчет ужина. Мы приготовим твое любимое блюдо, Мика. – Ферид улыбнулся своему гостю и торопливо вышел.
Ферид догадывался о том, что найдет, когда вернется. Но это была своеобразная проверка на прочность. То, что Мика прошел первый этап – не значило, что он пройдет второй. Если парнишка сейчас кинется искать выход из поместья, Ферид не станется церемониться с ним, а просто выпьет его досуха и выкинет безжизненное тельце из окна. Ну, а, пока, - Батори улыбнулся, закрывая дверь на ключ, - у него есть время подумать о том, что он будет делать дальше. Пока Батори распоряжался насчет ужина он велел спрятать все магические книги и карты, а так же любое оружие из своего дома, подальше от глаз его гостя. Он сам их ему торжественно вручит, когда придет срок, подарив надежду на то, что птичка сможет выбраться из клетки. Микаэла еще не понимал, что он остался в этом плену навсегда…

Отредактировано Ferid Bathory (2015-05-10 16:33:16)

+1

8

Когда вампир обернулся, Мика встретил его улыбкой победителя. По смягчившимся интонациям лорда Батори было понятно, что тот уже не прогонит мальчика, и следующие его слова это подтвердили:
-Тогда с сегодняшнего дня ты – почетный гость в моем доме.
Взяв Ферида за руку, Мика решительно последовал за ним в дом. Он должен был обыскать все углы, но вернуться обратно с картой города, - именно такие мысли занимали Микаэлу, когда он поднимался по ступенькам к дверям.
Роскошь и изящество настолько поразили мальчика, что он застыл на пороге, обводя пространство вокруг себя восхищённым взглядом. Высокие потолки, наборный паркет, деревянные панели на стенах и позолота, фамильные портреты - всё это было для Мики настолько в новинку, что, пока он следовал за Феридом, мальчик едва ли отмечал посты стражи и кабинетов, любуясь окружающим его великолепием.
Захватывающие истории о людях, - вернее, вампирах, - на портретах будоражили воображение, и Мика пришел в себя лишь когда Ферид остановился у одной из дверей, а мальчик чуть не налетел на него.
-Останься пока здесь. Здесь никто из моих слуг не станет нападать на тебя. А я пока отлучусь – распорядиться насчет ужина. Мы приготовим твое любимое блюдо, Мика.
Войдя за своим проводником в спальню и будучи тут же предоставленным самому себе, Хьякуя растерялся. Спальни для него лично всегда были настолько личным и интимным пространством, что, когда ему случалось заходить в чужие, - а случалось это крайне редко, - он всегда чувствовал себя крайне неловко. Впрочем, едва шаги Ферида стихли, Мика отбросил излишнее смущение, быстро обыскивая комнату. Это настолько походило на какую-то игру в детектива, что страх быть пойманным так и не пришел, уступая место веселью. Мика запоминал точное местоположение каждого предмета перед тем, как сдвинуть его, и возвращал на место после инспекции. Он старался не касаться корешков книг там, где на них виднелся слой пыли, вместо этого вытягивая их с полки за самый краешек и так же аккуратно запихивая обратно, убеждаясь, что нужной ему информации они не содержат.
Любопытных детских глаз не избежало ничего, даже драпировки на окне и подушки на постели. К концу обыска азарт Мики поугас - он так и не нашел ничего, что могло бы помочь ему и его семьи, а выходить из комнаты пока не решался, - Ферид ушел достаточно давно и, поймай он Мику вне комнаты, где достаточно чётко приказал ему оставаться, вопросов у него к мальчику возникнет предостаточно.
Поэтому, едва закончив обыск и убедившись, что оставил всё на точных местах, Мика сел на край кровати, принимая скучающий вид, положенный ребёнку, проведшему более десяти минут на месте.
Ферида он встретил сидя на том же месте, радостно улыбнувшись, всем видом показывая, как скучал и как рад видеть своего новоиспечённого друга снова.
- С возвращением, лорд...Ферид. - поправил себя в последний момент мальчик, не спеша слезать с постели. Ещё когда Ферид привёл его сюда, Мика понял, что вампир знает, что тот хочет ему предложить. Спальня была слишком тихим, отдалённым от чужих глаз и ушей, и уединённым местом, чтобы приводить сюда Хьякую на экскурсию. Зато она была идеальным местом, чтобы пить кровь из своей жертвы, не привлекая к процессу излишнего внимания.
Чувствуя, как по позвоночнику пробегает холодок, мальчик обратился к вампиру снова:
- Ферид, вампиры же не могут есть человеческую еду, да? Ты был так добр ко мне сегодня, пригласил к себе, приготовил моё любимое блюдо. А я не могу тебе ничем отплатить...
Встретившись взглядом с хищными алыми глазами, Мика медленно потянул рукав рубашки вниз, оголяя плечо, затем поднимая руку к ошейнику, задирая ленту вверх, демонстрируя вампиру шею с крохотной алой точкой, - свежим следом, оставленным иглой этим утром.
- Поэтому, если ты хочешь... ты можешь взять мою кровь. В знак моей благодарности.
Роковые слова были произнесены. Мика знал, что после этой фразы пути назад точно не будет. Впрочем, кого он пытался обмануть? Пути назад не было уже в тот момент, когда он только впервые подошёл к вампиру. Но сейчас, сидя в закрытой комнате, внутри вампирского особняка и предлагая себя вампиру, стоящему прямо перед ним, Мика впервые ощутил настоящий страх. Только теперь до него начало доходить, что укус, от которого он отмахивался при составлении планов, будет болезненным, что вампир может осушить его полностью, и на следующий день не вспомнить о нём, что его собственное тело может не выдержать двойной потери крови, - все страхи всплывали в его душе под взглядом спокойных алых глаз. И он заставил себя перебороть их все, мягко и уверенно улыбаясь хищнику напротив себя.
Он осознанно выбрал свой путь, - путь жертвы, - ради благополучия Ю-чана и остальных детей, и не собирался отступать сейчас, уже почти пройдя половину пути.

+1

9

Gimme gimme gimme gimme something to eat
Gimme gimme gimme gimme something so sweet
Gimme gimme gimme gimme something to chew
Something soft and tender... how 'bout you?(с)

Ферид специально дал ему время. Мика должен был понять – что выхода не существует для него более, если конечно Ферид не соизволит открыть дверь. Небольшой ключик от спальни лорда Батори – символ утерянной свободы Микаэлы, символ того, что это он теперь управляет жизнью мальчишки. Ферид подрезал своей птичке крылья и давал время, чтобы  она это поняла. Возможно, Мика слишком мал, чтобы понять символичность таких моментов и сделать выводы. Но у него будет время, для того, чтобы все осознать. Это ведь была первая встреча из множества последующих. Ферид всегда славился тем, что умел заводить долгие знакомства. Да и тем более, разве он даст такой прекрасной жертве сбежать? Тем более из-под его носа. Кто отказывается от таких подарков судьбы и удачных поворотов событий. Ты станешь моим основным козырем в дальнейшей игре, Микаэла. Это будет, несомненно, весело и тебе понравится наша маленькая игра. Ты не скоро поймешь, что вампирам – существам без сердца, нельзя верить. Ты не поймешь что эта ласка – просто игра. Но, мне будет весело. Поиграй со мной, Ми-ка.
Ключ щелкает в замочной скважине – два оборота и Ферид заглядывает в комнату. Мика тут же радостно ему улыбнулся. Ждал его? Или маленький мальчик решил сыграть в детектива и обвести вокруг пальца Седьмого Основателя? Смешно, право слово.
-Не скучал в мое отсутствие? Меня задержали кое-какие дела. Но теперь все в порядке, и я могу провести все оставшееся время с тобой.
В руках у Ферида лежали свернутые сюртук и плащ – он решил не пачкать белую одежду. Многие дети начинали бояться боли и дергаться – на черной атласной рубашке лорда Батори – темные багровые пятна будут почти незаметны. Мика сидел на краю постели и Ферид неспешно скользнул к нему, вглядываясь в глаза. Мальчишка продолжал говорить радостным голосом, словно и не чувствовал той опасности, что нависала над ним. И, тем не менее, Ферид ждал – ждал приглашения. Мальчишка растерялся и Ферид решил подтолкнуть его к той пропасти, в которую Хьякуя так отчаянно загонял самого себя.
-У тебя есть кое-что, что ты можешь мне дать… - Уклончиво ответил Ферид, не сводя с мальчишки голодных глаз, буквально пожирая его взглядом.
И Мика верно понял его намек – отчасти потому, что предложить кроме самого себя ему было нечего. Он оттянул рукав ткани и поднял ошейник. Вампир невольно залюбовался тонкой кожей, под которой соединялись тонкой паутинкой сосуды. Ферид тут же почувствовал, как по телу пробежала волна возбуждения, а в горле пересохло заодно мгновение. Он больше не смотрел в глаза Микаэлы – его взгляд был прикован к ярко-красному следу на его шее. Ферид в мгновение ока очутился возле своей жертвы – в данный момент его больше ничего не интересовало, кроме мальчишки, который сидел перед ним.
Аристократ дернул кончиком острого уха – приглашение прозвучало. И теперь он поднял на Мику взгляд снова – слишком сильно Фериду хотелось увидеть этот животный страх в глазах своей добычи. Их игра закончилась его победой – и теперь его ждала награда. Ферид положил ладонь на грудь мальчишке и ощутил, как под ней трепещет его сердце. Мика улыбнулся вампиру, а Ферид прикрыл глаза, наслаждаясь мягкостью и теплотой его кожи. Легкий толчок – и Мика падает на кровать лорда Батори, а тот нависает над ним, созерцая такую соблазнительную картину.
Ферид склонился над Микой и ласково провел по волосам мальчишки. Ему нужно было, чтобы он расслабился, потому он старался по-прежнему держаться дружелюбно и ласково.
-Я не выпью много твоей крови. – Пообещал ему Ферид. Он знал, что у детей ее не бывает много, учитывая, что каждый день они становились донорами крови для всех вампиров – об этом свидетельствовал красный след на шее Микаэлы, который так притягивал Ферида. – Поэтому просто постарайся расслабиться.
Губы вампира коснулись его уха, и он склонился ниже, к шее мальчика, вдыхая запах его кожи – запах пота и слез, что был так свойственен маленьким детям. Он чувствовал, что Мика его боится – но они ведь друзья, а это значило, что Ферид не сделает ему ничего плохого – по крайней мере, пока.
Он не удержался и коснулся ее губами – горячей кожи, под которой тонкой ниткой бился пульс. Вампир даже мог бы сосчитать его. Потом он приподнял голову и резко впился в нее клыками, протыкая, разрывая, так, чтобы выступила кровь. Пальцы медленно спустились к локтю и крепко сжали его мертвецкой хваткой – чтобы мальчишка не смог рыпнуться. Но если Мика сообразительный мальчик – он выдержит это до конца. Свободная рука Ферида спустилась от бешено колотящегося сердца мальчишки вниз, сминая и стягивая холщовую ткань туники.
Губы сомкнулись на коже Микаэлы – чтобы не пролить ни капли драгоценной жидкости и его языка коснулись первые капли крови. Ферид широко распахнул глаза. Эта кровь была не похожа по вкусу на кровь всех остальных детей Сангвинема. Она была похожа на божественный нектар, сладкая, с легким оттенком металла. Ферид придавил Его к кровати, наваливаясь всем своим телом. Вот значит, какое сокровище Крул скрывала от него и остальных вампиров – тем лучше, что теперь оно принадлежит только ему одному. Фиолетовые ногти разрывали грубую ткань, стремясь добраться до кожи. Теперь ты только  мой, Ми-ка…

+1

10

Укус был гораздо больнее, чем укол, гораздо болезненнее, чем Мика себе представлял. Если игла аккуратно прокалывала кожу и беспрепятственно доходила до вены, то клыки разрывали кожу, причиняя гораздо больше страданий. На глаза сами собой навернулись слёзы и мальчику пришлось стиснуть ткань одежды вампира в пальцах, вцепиться в неё мёртвой хваткой, чтобы хоть как-то облегчить боль, а жалобный вскрик стих, едва вампир придавил его своим телом.
Каким глупым он был, думая, что сможет выдержать укус вампира, словно ещё один лишний укол! Как бы Мика ни пытался храбриться, но по щекам скатывались слёзы, а вместе с болью накатывал удушающий страх, - инстинкт самосохранения побеждал все доводы разума, и Мика почти мог ощутить, как вместе с кровью отдаёт Батори, каплю за каплей, свою жизнь.
Вампир крепко держал его, а затем и вовсе навалился сверху, прижав к постели всем своим весом, - ни вздохнуть, ни дёрнуться.
Страх, и до этого почти не сдерживаемый, превратился и вовсе в неконтролируемую панику. Впрочем, паниковать было бесполезно - он сам загнал себя в эту ловушку и теперь выбраться из неё по собственной воле не мог. Ногти, а скорее когти, разрывали его одежду, царапая кожу и вырывая из мальчика жалобные звуки, - единственную форму протеста, которую Мика мог выразить в своём положении.
Вероятно, всё дело в том, что он слишком боялся изначально и напрягся. Когда он только предложил Фериду кровь, вампир оказался рядом с ним одним хищным броском, напугавшим мальчика. Перед ним стоял уже не добрый лорд Батори, а хищник, - быстрый, сильный и смертоносный. Мика осознавал, что все пути назад отрезаны. Достаточно было заглянуть в безумные алые глаза с кошачьими зрачками, чтобы осознать это.
Поэтому он не стал сопротивляться, когда вампир завалил его на кровать и склонился над ним, касаясь губами уха, а затем шеи, словно выискивая, откуда удобнее будет пить его кровь. Совет расслабиться не подействовал, скорее наоборот, заставил Мику напрячься ещё больше в ожидании неминуемой боли... и она не замедлила последовать.
Да, определённо, так больно должно быть именно поэтому. А может из-за того, что укус Ферида пришёлся ровно на воспалённое от ежедневных уколов место. Мика пытался отвлечь себя размышлениями, но мысли путались в голове, и думать получалось только от боли, впрочем, уже утихающей, уступающей место онемению.
Мальчик наконец-то смог расслабиться, прикрывая глаза, когда голову повело, а потолок поплыл перед глазами. Стиснутые на одежде Батори пальцы разжались, и Мика просто прижал ладони к его спине. Даже страх постепенно исчез, уступая место блаженной пустоте.
Не так уж и больно, только потерпеть немного и всё, - как всем детям Мике было свойственно быстро забывать плохое. Да, пусть укус был болезненным вначале, но он перетерпел эти ощущения один раз и сможет перетерпеть ещё. Всё это ради Ю-чана и остальных. И если он сумеет найти карту и вывести их из этого города, то его боль окупится полностью.
Когда вампир отстранился, а вес с груди внезапно исчез, мальчик судорожно вздохнул, открывая глаза. В голове шумело, а в теле чувствовалась неестественная для него слабость, но он остался жив. Эта новость даже удивила Мику, - он уже не думал, что выйдет из-под этих клыков и когтей живым. И всё же Ферид сдержал обещание и Мика отделался лишь безнадёжно испорченной одеждой, несколько царапинами на груди и парой ранок на шее, к которым он не замедлил тут же протянуть руку. От прикосновений не слишком чистых после прогулки пальцев ранки отозвались болью и защипали, и Хьякуя счёл за лучшее оставить их в покое прежде, чем заработает воспаление или разбередит их, - из ран продолжала помалу сочиться кровь.
Подняв взгляд на Батори, Мика попытался выдавить улыбку, но получилась она достаточно жалкой, - слишком нездорово чувствовал себя мальчик. И всё же ему не хотелось, чтобы вампир увидел его страх или отголосок той боли, что он испытал, на его лице, - Ферид должен был думать, что Мике ничего не стоит отдавать ему свою кровь.
Мальчику даже не пришло в голову, что вампиру, в сущности, всё равно, что он чувствует во время укуса. Впрочем, многие мысли так и не добрались до сознания Мики в тот день - слишком густой туман стоял в его голове от потери крови.
С некоторым усилием мальчик приподнялся на локте, поправляя одежду и скрывая ранки под ошейником, поморщившись, - они всё ещё порядочно саднили. Небесно-голубые глаза вновь встретились с контрастными алыми, и Мика тихо спросил:
- Моя кровь тебе понравилась, Ферид?
При одной мысли о том, что придётся испытать на себе весь процесс снова, мальчика слегка подташнивало, но ему нужно было завязать с этим аристократом тесные отношения, чтобы обследовать особняк, а значит, придётся поить его своей кровью вновь и вновь.

+1

11

Things you can resist
Things you cannot
They"re just framed in blood(с)

Когда детские пальчики вцепились в его одежду – Ферид ощутил это. Страх. Безмерный страх за свою собственную жизнь. И Мика был в его власти. Конечно, мальчишка пытался быть сильным и терпеть боль, но как только острые клыки разорвали кожу, он закричал жалобно и испуганно, как могут кричать только дети. Но когда Ферид своим телом придавил его к кровати, мальчишка неожиданно затих, хотя вампир ощущал, как его тело сотрясается от слез и над ухом вампира были слышны постоянные всхлипы. А вот на царапины его острых когтей Мика не смог не отреагировать и снова стал жалобно кричать. Однако – он не вырывался и не просил прекратить, как многие дети до него, а стоически терпел все ощущения, не смотря на боль и страх. А Ферид наслаждался его криками, дрожью, что сковывала все движения мальчишки и, безусловно, его кровью. Батори специально крепко держал его специально. Если бы мальчишка дернулся, рана вышла бы более глубокой и болезненной, а как не хотелось бы ему причинить Микаэле боль, чтобы услышать его крики, мальчишка ему нужен был живым. Хотя бы для того, чтобы постоянно посещать его особняк и поить его своей кровью.
Как бы это ни звучало странно, но кровь Микаэлы отличалась от крови других детей. Теплая, почти горячая, она растворялась на языке, оставляя после себя приятный сладковатый привкус с легким оттенком металла. И она была сладкой.  Не как обычно кисловатой, а именно сладкой, но не приторной. Ее вкус возбуждал, будоражил воображение, а в сочетании с затихающими криками Микаэлы доставлял ему удовольствие и заставлял забываться, просто наслаждаясь новыми ощущениями. Он никогда раньше не испытывал такого. Разве можно было смешивать такую вкусную кровь с кровью остальных детей. Но Ферид отлично понимал мотивы Крул. Ведь так легко спрятать иголку в стоге сена. Мика был обязан возвращаться в особняк – Батори просто так не отпускал своих жертв. Тем более настолько ценных. Теперь его интерес к Хьякуе усилился, а значит, можно было продолжать играть роль доброго и заботливого друга. Скрывая истинные намерения. Но теперь у Ферида были сомнения о том, что Мика сможет довериться ему вновь.
Когда хватка мальчишки ослабла, и он просто обнял Ферида, Батори почувствовал, что дрожь из тела мальчишки ушла. Значит, надо было прервать сеанс. На сегодня Хьякуя достаточно настрадался. И все же Фериду стоило больших трудов отстраниться от мальчишки, ему хотелось выпить его досуха, до того как Микаэла испустит свой последний вздох у него в руках. Но мальчишка должен был жить, а потому контроль снова взял верх над дикой и безумной жаждой и голодом, превращая Ферида в прежнего добродушного аристократа. Батори поднялся с постели и ласково улыбнулся Микаэле, вытирая с его мордашки слезы, которые начали уже высыхать на коже.
-Ты хорошо себя чувствуешь, Мика? Не хочешь отдохнуть? – В его взгляде мелькнула даже обеспокоенность. Ферид знал, что остановился вовремя, но помимо этого существовало множество других факторов, что могли подкосить Микаэлу.
Мальчик действительно выглядел, мягко говоря, неважно – кожа побледнела, глаза грозились закатиться. Но Мика слабо улыбнулся ему и Ферид понял, что мальчишка не сбежит от него. Потому что слишком упрям и готов поить его своей кровью чего бы ему это не стоило. Это же и подтвердил его вопрос, который он не замедлил задать Фериду.
-Да-а-а. У тебя очень вкусная кровь, Мика. – В его взгляде мелькнул голод, но вампир наступил на горло внутреннему хищнику. – Я был бы признателен тебе, если бы ты посетил мой особняк снова. А теперь пойдем. Мои слуги наверняка накрыли на стол. Тебе не помешает восстановить силы.
Батори улыбнулся ребенку заботливо и ласково и протянул ему руку в знак дружбы. Он не собирался причинять ему излишнего вреда. По крайней мере, сейчас ему нужно было согласие Микаэлы на то, что тот будет посещать его особняк снова и снова, пока Фериду не надоест играть с мальчишкой в кошки-мышки и вампир не придумает более забавную и жестокую игру.
Спустившись вместе с мальчишкой в столовую, Ферид отворил ему дверь и помог сесть на высокий стул. Вокруг них тут же появились слуги лорда Батори, что внесли несколько разных блюд и в том числе яблочный штрудель, знаменитый венгерский пирог «Добош», шоколадные батончики. Можно было сказать, что это был изысканный пир лишь для одного маленького мальчика. Вампир пододвинул к Микаэле тарелку, и сам отказался от крови. Незачем было пугать его излишний раз. Батори стремился расположить мальчишку к себе так, чтобы Мика никогда не смел отказываться от его приглашений, посетить его особняк.
-Это сладости из моей страны. Если тебе что-то понравится, ты можешь взять с собой и угостить своих друзей и свою семью.
Ферид подставил руку под голову и невольно залюбовался Микаэлой. Даже немного потрепанный после потери крови, мальчишка все равно оставался красивым. А его новое исследование принесло даже лучшие плоды, чем ожидалось. Ферид получил шанс не только поставить на место Крул Цепеш, которая возомнила о себе слишком много, но и прекрасный образчик скота, который был готов стать его новой любимой игрушкой и добровольно поить своей кровью. Ну, разве это не было прелестно и очаровательно?

+1

12

– Я был бы признателен тебе, если бы ты посетил мой особняк снова.
Это было всё, что Мике нужно было слышать. Вся боль и все страхи этого вечера окупились ликованием от достигнутой цели. Он смог расположить к себе аристократа, сможет найти карту, сможет вызволить свою семью из этого ужасного города! Сделав только маленький шажок навстречу своей цели, он уже праздновал полную и окончательную победу.
Ферид был неожиданно ласков с ним, даже спросил про самочувствие. Мика не стал честно сообщать ему, что еле держится на подкашивающихся ногах. Нет, Фериду он должен и дальше казаться полным сил и... и крови, недостаток которой Мика неожиданно остро ощутил. Всего лишь минута или две под клыками, а в голове подозрительно шумело, а тело двигалась нехотя.
Впрочем, общее плачевное состояние не помешало Мике заметно оживиться при новости о еде и ухватиться за руку вампира, последовав за ним.
Сжимая прохладную ладонь, затянутую в перчатку, и направляясь в столовую, Мика уже думал отнюдь не о еде. Зоркие детские глаза вновь подмечали каждый корридор, каждую мелочь на столиках у стенах, каждый портрет, который мог хранить за собой потайной сейф с документами, среди который могла затесаться карта...
Впрочем, у дверей столовой Мике пришлось оторваться от своего окружения. А, когда он взобрался на слишком высокий для себя стул и перед ним была поставлена первая тарелка, Мика и на время и вовсе забыл думать о карте. До сих пор, питаясь химической дрянью из пластика, он и не размышлял о том, насколько на самом деле изголодался по нормальной еде. Но теперь, когда сладкое стояло прямо перед ним, маня и видом, и запахом, Хьякуя едва сдерживал себя, чтобы не наброситься на еду, как изголодавшийся дикий зверёк.
Нужно сохранять достоинство, Мика. Вампиру нужен маленький мальчик, а не маленькая свинья.
Постоянно напоминая себе об этом, мальчик ел аккуратно, и всё же не мог заставить себя не жмуриться от восторга. Жаль, что всю эту еду нельзя собрать и забрать с собой в их общий дом, подумалось ему. Другие дети наверняка пришли бы не в меньший восторг, чем он, попробовав такие изысканные сладости, которые и в приюте-то никогда не появлялись.
-Это сладости из моей страны. Если тебе что-то понравится, ты можешь взять с собой и угостить своих друзей и свою семью. - вампир словно прочитал его мысли, и Мика невольно признательно улыбнулся ему. Всё же, Ферид неплохой, для вампира, - пришло мальчику в голову. Он наверняка знает, в каком бедственном положении находятся дети, и подумал даже о друзьях Мики. На миг мальчику даже стало стыдно из-за того, что он собирается обмануть добродушного аристократа, но мысль эту он задавил в корне. Нельзя обрекать всю семью на жалкое существование из-за собственной совестливости. Он не в той ситуации, чтобы быть эгоистом.
- Правда можно? - Мика окинул сладкое перед собой хищным взглядом. Надо брать что-то, что не испортиться за одну ночь, что-то, чего хватит на всех, но что он сможет донести домой. Что-то не сильно громоздкое, чтобы другие дети в городе не решили отобрать.
- Если ты не против... можно взять это? - Мика указал взглядом на шоколадные батончики, покраснев. Он никогда не был попрошайкой, видит Бог, никакие лишения и трудности никогда не заставляли его просить, и теперь ему было отчаянно стыдно за сказанное. До каких низов ему придётся опуститься для достижения цели?
Покоробленная гордость - не слишком высокая цена за улыбки его семьи. Но не чувствовать стыд было невозможно, и никакие увещевания в стиле "я ему - еду и он мне еду" не были способны заглушить это мерзкое ощущение.
Даже сладкое, буквально таявшее во рту, не подсластило горькую пилюлю. Впрочем, на лице мальчика это недовольство собой не отражалось никак, - во всяком случае Мика пытался сохранять невозмутимое выражения лица.
- Я и не знал, что в Венгрии делают такие вкусные вещи, - блеснул Мика знанием биографии своего нового друга, улыбаясь ему. Вампир казался задумчивым и не сильно заинтересованном в разговоре, но мальчику было ужасно неловко есть под его пристальным взглядом молча.
- Только очень много, я столько не съем, - к своему удивлению, Мика довольно быстро наелся. То ли долго пустовавший желудок не справлялся со слишком большим объёмом, то ли Мика изначально переоценил свои силы, - а ведь сначала ему казалось, что он съест всё до крошки, да ещё и столом закусит! - но в него не влезало больше ни кусочка. Мальчику оставалось лишь гипнотизировать еду взглядом, да душераздирающе вздыхать, сетуя на то, что всё это, скорее всего, будет выброшено после его ухода, - вампирам ведь человеческая еда не нужна.
Но он не мог съесть больше, к тому же, еда нагоняла сон и мальчик с трудом подавил зевок.
- Ферид, когда мне ещё придти? - Мика не дал сну овладеть собой прежде, чем он уточнит детали их будущей встречи. В конце концов, он не есть сюда приходит, а по важным делам, нельзя так расслабляться, - мысленно обругал он себя, заставив взбодриться.
- В смысле... - Мика прижал ладонь к ошейнику, под которым всё ещё ныли две ранки от укуса вампира. - Когда тебе понадобиться моя кровь?

+1

13

Вертикальные зрачки, лица белые как мел,
и без видимых причин мы меняем форму тел.(с)

В его глазах он видел небо Наземного города, надежду всех детей, что были в Сангвинеме и непоколебимую веру в хорошее. Веру, которая была уже непостижима для его разума.  Ловушка сработала, мальчишка и правда купился на его показную доброту и заботливость. Ферид улыбался отвлеченной улыбкой. Его план сработал идеально. Мальчишка действительно больше не боится его. Теперь у него в руках был маленький ключик для того чтобы свергнуть королеву и укрепить собственные позиции. Его звали Микаэла Хьякуя. И при одном упоминании этого имени на лице вампира начинала бродить таинственная улыбка, не сулившая впрочем, ничего хорошего. Услышав его хрустальный голосок, Ферид вынырнул из собственных мыслей, продолжая взглядом изучать мальчишку, невольно подаваясь в его сторону, стремясь дотянуться до шелковых прядок его волос и еще раз коснуться щеки, на этот раз – ободряющим жестом. Пальцы Ферида в белой атласной перчатке коснулись поверхности стола, и он задумчиво постучал ими, отстукивая ведомый только ему одному мотив.
-Конечно. Бери все, что хочешь. – Ферид добродушно улыбнулся и снова откинулся на спинку стула. Нужно было сохранять контроль над собой. Однако от зоркого взгляда вампира не укрылись заалевшие щеки мальчика, которые сделали его еще очаровательнее, отчего уголки губ Ферида поползли, вверх придавая его лицу чуть безумное выражение, которое впрочем, тут же сменилось на прежнее добродушное. Безумным остался только взгляд. Он выражал голод, интерес, а в голове Ферида в это самое время просчитывался план о том, как сделать пешкой в своей игре против Крул. Третья основательница стояла на пути у лорда Батори слишком долго, но Ферид был достаточно терпелив, чтобы выстроить цепочку действий, по которым запустится цепная реакция.
Казалось, что при упоминании Микой его родной страны Ферид оживился и перестал сверлить его взглядом, однако на лице вампира все еще была та самая неживая улыбка.
-Я буду рад рассказать тебе о моей стране больше, если тебе интересно. Где-то у меня возможно даже лежит несколько книг со сказками. Если хочешь, я почитаю их тебе в следующий раз… - задумчиво предложил вампир, разрабатывая их досуг. Фериду было нужно, чтобы Микаэла посещал его поместье, а маленьких детей ведь было так легко чем-то увлечь.
Ферид встал со своего места и ободряюще положил ему ладонь на плечо. Вампир уже мысленно предвкушал их последующие встречи, а потому возня с маленьким ребенком его абсолютно не смущала. Однако над вопросом Микаэлы он крепко задумался.
-Как насчет через неделю. Если ты, конечно, будешь хорошо себя чувствовать, чтобы прийти сюда снова.- Он ласково провел по его волосам, зарываясь в них. Не смотря на то, что руки Ферида были скрыты перчатками, он мог почувствовать их мягкость и шелковистость. Ферид прекрасно видел, что от потери крови и сытного обеда, он задумчиво промолчал, обдумывая предложение, которое собирался высказать Микаэле.
-Знаешь, Мика, я буду всегда рад твоему визиту. – Ответил Ферид, нисколько не лукавя. – Впрочем, уже поздно. Я бы мог тебе предложить одну из гостевых комнат в поместье или ты хочешь вернуться к своим друзьям и семье?
В глазах Ферида плясали черти. У лорда Батори были свои виды на семью Хьякуя и планы, которые он не собирался раскрывать мальчишке. Ферид должен был подарить Микаэле то, чего у него не было никогда, и чего он оказался лишен, как и все эти дети – любовь, заботу, нежность и ласку. Мальчишка должен был поверить в искренность вампира. Остальное же было всего лишь делом времени. Микаэла будет постепенно проникаться теплым отношением вампира, а Батори выяснит, что творится на душе у мальчика. Так, чтобы в дальнейшем им было легко управлять, находя болевые нервные окончания и играя на них, словно на музыкальном инструменте.


…— Носи этот обруч, пока в разлуке мы, и я буду знать, что ты моя, никого другого обнять не хочешь. Сейчас я отправлюсь в черную крепость, ступай и ты туда же, в одной сорочке иди, босиком, с обручем на руках. Придешь к крепостным воротам, стань там и кричи громко: «Выдь ко мне, королевич, отцом заклятый, я жена твоя, сними с моих рук золотой обруч!» Коли желаешь меня вызволить, семь дней, семь ночей там простоишь, будешь звать меня, пока заклятье не снимется.*
Вообще Ферид не был уверен, чем именно так детям нравятся сказки. Наверное, тем, что в них герои всегда побеждали злодеев, и они заставляли даже в изолированном городе верить в настоящее чудо. Вот только таких, как он сказки по обыкновению не жаловали. Таким как он обычно в сказках была уготована достаточно жестокая смерть. Но Ферид был уверен, что ему нужно совсем немного, чтобы занять в фантазиях Микаэлы место именно доброго персонажа – какого-нибудь прекрасного принца. Ему бы подошла эта роль. Он ведь словно для нее и родился.
-Так и плывут, завтра к вам в гости нагрянут. – Закончил Ферид и посмотрел на Микаэлу, которого совсем сморил сегодняшний день и улыбнулся своим мыслям, нежно проводя ладонью по его волосам и касаясь холодными губами его лба, целуя его на ночь. Этот жест должен был успокоить мальчика, но для лорда Батори это был знак – обозначение собственности и принадлежности. Теперь Мика принадлежал ему, и не так уж было важно, осознавал ли мальчик столь печальную собственную участь или нет.

* - сказка про белого мышонка

+1

14

Сквозь призму сонливости и общей расслабленности, Ферид казался ещё более милым. Бархатный голос, никогда не делающий резких скачков, убаюкивал, а его необычная, но утончённая и такая красивая внешность, только добавляла очарования этому существу из детских сказок, неожиданно воплотившихся в реальность.
Страх, пережитый всего каких-то полчаса назад, уже улетучивался из головы Мики, уступая под напором положительных впечатлений.
-Я буду рад рассказать тебе о моей стране больше, если тебе интересно. Где-то у меня возможно даже лежит несколько книг со сказками. Если хочешь, я почитаю их тебе в следующий раз… - разве мог злобный хищник, не ставящий людей выше скота, сказать такое?
Мики никогда не читали сказки. У мальчика вообще не было детства в общепринятом смысле этого слова. Была семья, награждавшая его побоями, пинками и криками, нелюбившая мальчика всем сердцем и вышвырнувшая, как шавку, на улицу. А потом был приют, где уже Мика заботился о младших и читал им сказки. Никогда в жизни он не был объектом любви, симпатии или хотя бы нежности со стороны взрослых, ему никогда не дано было почувствовать себя ребёнком. Сначала он был парией, а потом в один день стал взрослым, точка.
Поэтому, сам того не зная, Ферид задевал в душе мальчика самые потаённые и нежные струнки. Конечно Мике хотелось, чтобы о нём тоже кто-то позаботился! Чтобы кто-то ради него отложил свои дела и почитал ему сказки! Предложение вампира привело мальчика в восторг, а сообщение о книгах даже не вызвала ассоциации с картой и его планом. На сегодня план Хьякуи был напрочь забыт, погребённый под восторгом, впечатлениями, вкусной едой, наконец...
На предложение вампира вернуться через неделю, Мика радостно кивнул, улыбаясь. Жаль, что ещё столько ждать, но это гораздо лучше, чем ничего.
Вампир потрепал его по голове и Мика в который раз удивился, что столь сильное существо способно на такие нежные прикосновения.
- Я бы мог тебе предложить одну из гостевых комнат в поместье или ты хочешь вернуться к своим друзьям и семье? - Мика поднял голову, смотря на вампира с искренней радостью. Ему и правда не хотелось покидать тёплое, гостеприимное поместье и его хозяина. И даже мысль о том, что нужно отнести сладости семье, его не остановила, ведь для этого будет завтрашнее утро, а сейчас он может позволить себе маленькую слабость и остаться. От одной мысли о том, что он будет спать на настоящей мягкой кровати, а не на тонкой подстилке на полу, у Мики ныла спина, будто говоря "останься, о чём тут думать?!".
- Я... я хотел бы остаться. Если можно, - Мика робко взял вампира за руку, сжав прохладную ладонь вампира.
Это уже не было притворством или игрой на пользу своего плана. Мике действительно хотелось остаться в этом чудесном, полном восхитительных ощущений месте ещё немного.


Лёжа на плече вампира, убаюканный его голосом, Мика слушал иностранную сказку, незаметно, - как ему хотелось верить, - гладя серебристую прядь волос, выбившуюся из хвоста и спадавшую на плечо вампиру. Серебристые отблески на волосах завораживали его, как, впрочем, и сказка, и окружающая его обстановка.
У Мики создавалось впечатление, что он уже давно спит и видит какой-то необыкновенный сон. Несмотря на то, что тело вампира не излучало тепла, Мика уже успел отдать ему своё, и теперь на чуть тёплом плече было так уютно, что покидать его мальчику не хотелось.
Этот день перевернул его жизнь. Мика одновременно продвинулся в спасении своей семьи из города, и обрёл в лице Ферида пусть временного, пусть странного, но друга, готового за мизерную плату кровью дать Мике то, в чём он так нуждался - поддержку, защиту, тепло и уют.
Мика знал, что теперь холодные стены зала для сбора крови не будут его пугать, как прежде, а запущенное жилище, отведённое для детей, не будет мучать его как раньше своими грубыми деревянными полами и общей неприспособленностью для жизни. Ведь теперь, пусть всего раз в неделю, он будет спать в мягкой постели, а Ферид будет читать ему сказки. Мика сможет рассказать ему про ужасы жизни в Сангвинеме и получить в ответ сочувствие...
Сказка подходила к своему счастливому концу, а глаза мальчика закрывались, маня его в мир не менее прекрасных, чем окружавшая его реальность, сновидений. Последнее, что ощутил Мика, - прикосновение прохладных губ вампира ко лбу, а последнее, что подумал - "Как хорошо, что я встретил Ферида".
Уснув крепким, спокойным сном, Мика и думать не мог о том, что однажды, через четыре года, он будет проклинать эту встречу так же страстно, как радовался ей перед сном. Этот день действительно перевернул его жизнь, став началом конца всего, что он любил, во что верил и на что надеялся.

+1


Вы здесь » Owari no Seraph RPG » Сюжетные эпизоды » FB. Выпавший снег проведет параллель между ночью и днем